Весь модельный ряд ниссана за все года

История марки Nissan, модельный ряд с техническими характеристиками и фотографиями

Авторизация

Модельный ряд Nissan

История марки

«Ниссан Мотор» (Nissan Jidosha Kk), японская промышленная корпорация специализирующаяся на выпуске легковых AW томобилей, грузовиков и AW тобусов марок «Ниссан» (Nissan) и «Дацун» (Datsun). Выпускает также спортивные лодки, спутники связи и др. Штаб-квартира находится в Токио. Компания после азиатского кризиса 1998 объединилась с «Рено».

Автомобильная промышленность Японии является таким же символом азиатского «экономического чуда», как и электроника. Эта отрасль промышленности прямо-таки опровергает закон сохранения, согласно которому из ничего ничего и не бывает. Судите сами. В 1912 году, когда счет «Фордов Т» пошел на миллионы, в Стране восходящего солнца было собрано 50 AW томобилей. В 47-м, когда в Европе началась эра «Жука» — 110. В 65-м, когда на Западе стали забывать, что такое общественный транспорт- 696 176. А в прошлом году японские компании изготовили 8 603 489 AW томобилей, тогда как с конвейеров всех предприятий Большой тройки в США сошло 6 452 696 легковушек! И в это астрономическое число не входят машины, собранные на многочисленных зарубежных филиалах, в том числе и североамериканских, где у японцев мощнейшая «пятая колонна». Воистину, малое ведет к великому, что как нельзя лучше видно на примере Nissan Motоr Cо., которой аккурат в Рождество сравняется ровно 70.

Автомобилизация Японии, находящейся от цивилизованного мира за тридевять земель и морей, осуществлялась усилиями немногих продвинутых одиночек, получивших образование за границей. Так, некто Масудзиро Хасимото, девять лет изучавший в США моторостроение, в 1911 году основал под Токио Kwaishinsha Co., предтечу Nissan Motor Co. На крохотном заводике началось штучное производство 4-цилиндровых 12-сильных AW томобильчиков DAT — их название образовывали первые буквы фамилий предпринимателей Кенджиро Дэна, Рокуры Аоямы и Мейтаро Такеучи, профинансировавших предприятие. Если не считать редкого в начале века даже для Запада цельнометаллического кузова, ничем примечательным DAT не отличался. Но это был первый формально серийный и полностью оригинальный японский AW томобиль.

Вторым прародителем «Ниссана» считается работавший в Японии американец Уильям Р. Горэм, наладившим в Осаке выпуск грузовиков. Он же был и AW тором первого японского трицикла с 2-цилиндровым 8-сильным моторчиком, позволявшим достичь 27 км/ч. Эти гибриды велорикши и мотоцикла служили основным транспортным средством в стране до конца 50-х, а освоившая их производство первой Jitsuyo Jidosha, слившись в 1925 году с Kwaishinsha, стала лидером японского AW томобилестроения. Правда, коммерческого. На тот момент спрос на легковые машины только зарождался — их в стране насчитывалось 17 900 против 105 000 рикш 3,7 млн. велосипедов и 374 000 гужевых повозок.

Машиностроительная компания Nissan, образовавшаяся в результате нескольких преобразований родоначальников, первый легковой AW томобиль выпустила в Йокогаме. Он оснащался 4-цилиндровым мотором объемом 0,7 л мощностью 12 л.с., разгонялся до 75 км/ч и являлся почти точной копией Austin Seven. Выбор образца для подражания, сделанный в 1933 году, с которого и исчисляется официальная история фирмы, был абсолютно оправдан. Ведь английская машинка считается первой в мире полноценной четырехместной малолитражкой, имевшей такие несвойственные им тогда атрибуты, как тормоза на всех колесах или электрический клаксон. Правда, случился казус с названием. Очень даже приличный AW томобильчик в расчете на потенциально возможный экспорт окрестили Datson, то есть «Сын «ДАТА», не сообразив,что английское «son» по-японски означает «банкротство». Заменив всего лишь одну букву, удалось угодить и своим, и чужим- «sun», как известно, солнце, символ Японии, а на родном языке слово это означает «живой», «проворный». Придумали и соответствующую эмблему, неизменную и поныне — фирменный логотип на фоне красного круга, как на национальном флаге. Кстати, в отношении экспорта хлопоты были отнюдь не пустые — в первый же год произвоства 44 машинки из 150 отправились в страны Азии, Центральной и Южной Америки и в Австралию. Начало казалось многообещающим. Но продолжение оказалось совершенно неожиданным.

В 1936 году в Японии к власти пришла хунта во главе с генералом Сэндзюро Хаяси, после чего страна начала жить по принципу «пушки вместо масла». Одним из первых новая власть приняла Закон о производстве AW томобилей, по которому вся отрасль перешла под прямое управление военых, которым прогрессивная малолитражка была без надобности. Впрочем, Nissan от такого поворота событий только выиграл. Племянник главы компании Иосидзукэ Аюкавы, служивший по военному ведомству, стал одним из лидеров Маньчжоу-го, сырьевого придатка Японии, и с его подачи в Китае в 1940 году вступил в сторой первый зарубежный филиал, ориентированный на сборку артиллеристских тягачей и грузовиков. Так согретый армейской шинелью Nissan вышел в лидеры национального AW топрома — в 41- м, когда был достигнут абсолютный довоеный максимум производства в 19 700 штук, на его долю пришлось свыше 42%. Беда пришла, откуда не ждали. Штабные аналитики, сформировавшие первый крупный госзаказ, не учли, что мотопехота на азиатско-тихоокеанском театре военных действий малоэффективна. Достаточно сказать, что такой сверхважный стратегический пункт, как Сингапур, англичане сдали почти без боя, так как ждали нападения с моря, а японцы прошли считявшиеся непроходимыми джунгли на… велосипедах. В декабре 1943 года производство грузовиков и AW тобусов пришлось свернуть, а американцы довершили разорение, разбомбив практически бездействовавшие заводы в Йокогаме. На плаву удалось удержаться за счет выпуска тракторов, а сразу после подписания мира наступил ренессанс — благодаря победителям, которым урок, преподнесенный истребителями Mitsubishi Zero, не пошел в прок. Русские, обжегшись на молоке, дуют на воду. А янки, до Перл-Харбора искренне считавшие, что, во-первых, азиаты из-за особенностей зрения не могут быть хорошими пилотами, а во-вторых, судившие о возможностях японской промышленности по подсунутым им паршивым лампочкам, пошли гулять по тем же граблям.

Сначала руку помощи лично протянул главнокомандующий союзников на Дальнем Востоке Дуглас Макартур, в ноябре 1945 года разрешивший Nissan Heavy Indastris, Ltd. ( в 1944-1949 годах вся компания называлась по имени уцелевшего отделения) выпуск грузовиков и AW тобусов по 1500 штук ежемесячно. А когда в июне 50-го началась война в Корее, американцы не только разместили на отстроенных заново предприятиях заказ на грузовики, но и организовали на них собственные рембазы. Благодаря этому японцы получили и выгодный контракт, и доступ к новейшим технологиям. Просто какая-то одержимость запустить чужого козла в свой огород, не смотря на AW торитетные предупреждения о пагубности беспечности. Немец Курт Зингер, в 30-х специально откомандированный на Восток изучать тамошнюю экономику, в специальном докладе, известном союзникам, писал: «Японцы мало что изобретают сами, но изо всех сил заимствуют у других, намного превосходя всех в искусстве применения и усовершенствования заимствованного изобретения».

Первым серьезны шагом по пути становления национального легкового AW томобилестроения стал выпуск в 1951 году внедорожника Datsun Patrol, практически повторявшего легендарный Willys МВ. Простейший кузов, рама, рессорные подвески, трансмиссия были добросовесно скопированы, но оформление передка было иное, а главное, джип получил не 4-х, а 6-цилиндровый мотор объемом 3,7 л мощностью 85 л.с. Через год-другой аналогичые машины освоили Toyota и Mitsubishi, но Nissan вырвался на корпус вперед, первым получив выгоднейший госсаказ от сил самообороны и полиции. «Подергав за вымя» недальновидных победителей, собственными руками вскормивших будущего серьезнейшего конкурента Большой тройки, хитрые японцы всерьез взялись за «дойку» англичан.

Производство перелицованной довоенной «Семерки» началось уже в 1947 году, но от одного вида собиравшегося «на коленке» седанчика мухи дохли. До «усовершнствоания» родстера Datsun Sports DS-3 c 880-кубовым моторчиком в 20 л.с. руки не дошли, так что выглядел он вполне по-европейски и впоследствии был, даже несмотря на смехотворную скорость в 69 км/ч, признан первым японским спорткаром. На тот момент и на эти «преданья старины глубокой» у населения денег не хватало, но свет в конце тоннеля уже маячил, а собственными силами поспеть к сроку возобновления активности на рынке не было никакой возможности. Поэтому в 1952 году Nissan возобновил лицензионное сотрудничество со старинным партнером, начав сборку Austin A40. Однако куда важнее появления под маркой Datsun современных седанов был метод их изготовления. В 1956 году в Йокогаме заработал самый длинный в Японии конвейер, уже тогда по мере возможностей обеспечивавшийся по принципу «точно в срок», а всего через три года с момента заключения соглашения практически все комплектующие изготавливались на месте. В результате в 1958 году на рынке появился седан среднего класса Bluebird c копиями английских моторов в 0,9 или 1,1 л мощностью 34 или 48 л.с., но с собственным довольно симпатичным кузовом. С этого «метиса», надежность которого была проверена победами в национальном и австралийском ралли, а также со сделанного на его базе пикапа начался в 58-м экспорт в США, а через через четыре года – 716 «Синих птиц» прибыли в Финляндию. Учитывая, что за 1946-1955 годы весь AW тоэкспорт Страны восходящего солнца составил… 22 машины, это можно считать грандиозным прорывом.

Впрочем, на тот момент «Ниссану», прочно обосновывшемуся на втором месте после «Тойоты», на внешних рынках достаточно было, что называется, всего лишь прокукарекать. Руководство фирмы отказалось от тупиковой в принципе прктики замствования, сконцентрировав силы на развитии сформированного собствеными силами модельного ряда. В 1960 году была предпринята первая серьезная попытка создания японского AW томобиля бизнес-класса Cedric марки Nissan, постепенно вытеснившей Datsun сначала на внешних рынках, а потом и в Японии — сегодня ее носят только простейшие пикапы для внутреннего употребления. Акцию эту фирма затеяла не вовремя. Ни в Японии, ни в Юго-Восточной Азии вообще достаточного числа состоятельных людей еще просто не было, а подавляющее большинство сильных мира сего похожий на недоразвитый Packard седан с 45-сильным двигателем не интересовал. А вот «проба пера» в совершенно неведомом для Японии высшем классе оказалась более продуктивной. На сей раз ниссановцы не лезли в воду, не зная броду, а взяли в качестве прообраза солидный Austin F95 Westminster. Шасси «англичанина» использовалось напрямую, а вот мотор в японском формате развивал приличных 118 л.с. при объеме в 2,8 л. Заметную прибавку в отдаче обеспечила привлеченная в качестве партнера фирма Prince Motor, которая помимо дорогих по местным меркам машин занималась еще и авиационными двигателями. Забегая немного вперед отметим, что партнерство оказалось столь многообещающим, что через три года Nissan попросту купил Prince. Большая Gloria не только ездила лучше, чем Cedric, она еще и выглядела куда привлекательнее. Седан тоже был выдержан в заокеанском стиле, только не в устаревшем, а в современном. И подражание оказалось столь искусным, что несколько машин приобрели даже высшие офицеры с американской базы на Окинаве.

Одновремено с этими аристократами дебютировал и новый Patrol 60 с целой гаммой цельнометаллических кузовов, 3-ступенчатой синхронизированной на высших передачах КПП, с демультипликатором и бензиновыми и дизельными двигателями мощностью 50-125 л.с. Внедорожник оказался столь удачным и по дизайну, и по конструкции, что выпускался до 1979 года! Увы, но Patrol для массового покупателя оставался столь же «неподъемным», как и солидный седан. Знаковой моделью не только для производителя, но и для всего японского AW топрома стал малолитражный Sunny. Дело в том, что к середине 60-х страна развивалась такими темпами, что Национальный банк счел возможным ввести сверхльготные условия кредитования, по которым приобреталось три четвертых новых машин. Кроме того, в преддверии Токийской олимпиады в стране появилась и развитая дорожная сеть. Автомобилизация Японии набрала обороты, сопоставимые разве что с AW томобилизацией Америки — если в 1960 году машину имели 1,2 % семей, то через семь лет — 10%. Вот тут-то и наступил звездный час «Ниссана», предвидившего лавинообразный спрос и построившего новый завод по производству AW томобиля, заслужившего славу «японского «Жука». Nissan Sunny с литровым экономичным двигателем, на который предоставлялась двухлетняя гарантия, шасси не нуждавшемся в смазке 30 тыс. км и независимой передней подвеской, напоминал английский Нillman Imp (ох, уж эти традиции), но технически был абсолютно самостоятелен. Дебюту AW томобиля предшествовала невиданная для Японии рекламная компания — даже его название определялось по результатам открытого международного конкурса, в жюри которого поступило 8,5 млн. предложений! Выбранное имя «Солнечный» оказалось пророческим. Малолитражка стала не только самой популярной моделью Японии, но была принята на ура и за границей — именно благодаря ей в 1969 году экспорт «Ниссанов» перевалил за миллион.

Отказавшись от прямого заимствования, Nissan выплеснул застоявшуюся идеологическую «воду», однако не ребенка. Японцам страсть как хотелось создать настоящий спортивный AW томобиль, а сделать это без многолетнего опыта было возможно, только следуя в кильватере англичан. Их школа облачения массовых узлов в эффектную «одежку» являлась немудреной и единственно приемлемой для начинающих, однако потребовалось добрых полтора десятка лет, чтобы ее освоить. «Дипломной работой» стал родстер Fairlady 2000 1967 года. Британский журнал Аutocar в отчете о Токийском салоне представил «Прекрасную леди» следующим образом: «Машина по-прежнему наводит на мысль о плагиате, но она уже безусловный шаг вперед… Впервые дальневосточная модель представляется вполне современной, а не неуклюжим довеском к западным AW томобилям». Если не обращать внимания на снобизм, это вынужденное признание англичанами того, что японцам удалось сделать спортивный AW томобиль, сопоставимый с их бесценным MGB.

А через два года дебютировало купе Fairlady 240Z. Подрабатывавшего в том же журнале обозревателем знаменитого гонщика Рея Хотторна оно вдохновило на немыслимую ранее для англичанина хвалебную оду: «Nissan решил не только продавать AW томобили. Он приступил к формированию имиджа производителя, которому все по плечу, даже настоящий GТ, не уступающий машинам законодателей моды!» Ему вторили скупые на похвалы всему, на чем нет клейма «Made in USA» «Car and Driver» и Road & Track, писавшие, что «240Z за свою цену — настоящий бриллиант» и «Fairlady — лучший GT десятилетия». Авторитетные издания и не предполагали, насколько правы — за 10 лет только в Штатах было продано 500 000 этих японских машин со 150-сильными рядными «шестерками» объемом 2.4 л, помимо всего прочего, в 1970-1974 годах бессменных чемпионов популярнейшей гоночной серии SCCA. Культовому Chevrolet Corvette понадобилась четверть века, чтобы перешагнуть полумиллионый рубеж продаж!

В 1971 году в поступательное развитие мировой экономики вмешались страны-члены OPEC. Следствием их драконовских санкций, последовавших после молниеносного разгрома Израилем коалиции арабов, стал острейший нефтяной кризис. Nissan благодаря субкомпактной Cherrу встретил его во всеоружии. Ее 4-цилиндровые моторы объемом 1,0 и 1,2 л потрбляли не более 9 л 92- го бензина на 100 км пути, а мощности в 45 и 54 л.с. хватало для обеспечения вполне приемлемых крейсерских 140-150 км/ч. Но не экономичностью единой сильны были «Вишенки» — с них пошла мода на практичные двухобъемные кузова, архитектура которых стала абсолютым приоритетом во всех низших рыночных сегментах, до гольф-класса включительно. Самый маленький Datsun стал полным откровением для Детройта, упрямо считавшего японский AW топром не заслуживающим внимания. Доходило до смешного — для изучения передовых методов организации производства Большая тройка отправляла делегации на Saab, где с покон веков AW томобили собирали не на конвейере, а на стапелях, как самолеты! Прозрение было сродни откровению. К концу 1973 года, за который цена барреля (проще, бочки) нефти подскочила с 2,59 до 11,65 доллара, далеко не самых прожорливых Pinto у дилеров скопилось на 96 дней работы Ford Motor, тогда как Cherry расхватывали с колес.

Необходимо отметить, что японцы не питали по поводу своего бестселлера никаких иллюзий, прекрасно понимая, что им просто чертовски повезло со временем рождения. Как только арабы открыли вентиль, спрос на микролитражки в Европе пришел в норму, а в США и вовсе сошел на нет, однако Nissan предвидел такой поворот событий. В качестве генерального приоритета на десятилетие фирма, которой стало тесно в родных пенатах, выбрала приведение модельного ряда в соответствие с мировыми стандартами и знаковое снижение себестоимости. В результате в первой половине 80-х на мировом рынке появились: с иголочки новый Patrol GR cо всеми дисковыми тормозами, пружинной подвеской, дифференциалом ограниченного трения и 115-сильным 3,0-литровым турбодизелем; седаны Bluebird и Maxima высшего среднего и бизнес-класса, получившие 6-цилиндровый двигатель объемом 2,8 л мощностью 132 л.с.; один из первых в мире универсалов повышенной вместимости Prarie с трансформируемым салоном; купе 300 ZX категории GT с наддувным 3,0-литровым V6 в 229 сил, набиравшее «сотню» менее, чем за 7 с и разгонявшееся до 240 км/ч. А в битву за снижение издержек всерьез включились роботы — первый появился в 1969 году, а в 82-м их было более тысячи. В итоге среднестатистическая единица продукции обходилась General Motors в 6286 долларов, а Nissan Motor Co. — на 1285 долларов меньше! Зря говорят, что от трудов праведных не наживешь палат каменных — только в Японии в 1980 году компания произвела 1,94 млн. легковых AW томобилей, из которых 1,04 млн. ушло на экспорт. Помимо этого, в том же 80-м в Теннеси заработал завод по выпуску пяти типов пикапов, а через три года сборку Сherry под именем Arna начала сама Alfa Romeo. И, наконец, в 1983 году на заводе в Зама приступили к сборке предназначенных для Юго-Восточной Азии Volkswagen Santana, сиречь, Audi 100, сход которого с конвейера председатель VW Карл Хан предвосхитил немыслимыми в совсем недавнем прошлом словами: «В течение 20 лет японцы учились у нас — теперь настало время и нам поучиться у них.»

А вот дальше дела пошли не так весело — как и у главного конкурента, перья из хвоста начали выдергивать Honda и Mitsubishi, да и у американцев, видимо, грабли кончились. К тому же предложение на рынке достигло таких масштабов, что потребитель превратился из разборчивого в привиредливого. Японская «Большая двойка», делавшая ставку в первую очередь на функциональность, оказалась не готова к такому изменению коньюктуры, что во второй половине 80-х привело к постоянному падению числа продаж на несколько процентов ежегодно. Так, превосходная в техническом плане, надежная и относительно дешевая Maxima 1988 года оказалась невостребванной в должной мере из-за унылого, как Стена плача, дизайна. Тем же смертным для AW томобиля грехом безликости страдали и маленький March, и компактный Sunny, и среднеразмерная Primera и даже претендовавший на роль «спортсмена» 200 SX. При этом нельзя сказать, что у фирменных стилистов руки не оттуда росли — AW тора очаровательного купе 100NX и выдержанного в стиле 50-х городского Figaro Наоки Сакаи даже окрестили «японским Бертоне». Просто весь национальный AW топром ударился в высокотехнологичный биодизайн, результатом засилья которого стали AW томобили, оригинальные, как почтовый ящик. Лекарство от этой напасти Nissan нашел там, где остальные искать не додумались. В компании для обхода импортных квот и избавления от привязки экспортных цен к укрепляющейся йене приняли во истину судьбоносное решение начать производство непосредственно в Европе. А побочным результатом и стало обретение ее машинами собственного лица.

Для начала очаровательная малютка Micra, растиражированная в количестве 1.3 млн., доказала, что пресловутый биодизайн совсем не плох, став «Автомобилем года» и в Японии, и в Европе. Недостиижимую ранеее для азиатских AW томобилей высоту Nissan взял благодаря постройке ультрасовременного завода на севере Англии, первого предприятия в Старом Свете, производство на котором полностью соответствовало японским стандартам. Рабочих в «колыбели демократии» организовали в кружки качества, бригады соревновались между собой и получали переходящие вымпелы, на стенах висели самые настоящие доски почета — и весь этот «соцреализм», приведший AW топром стран СЭВ к краху, оказывается, мог прекрасно функционировать! Достаточно сказать, что уровень проектирования и качество сборки микролитражки были столь безупречны, что европейцы, казалось бы, навсегда утратившие веру в бесступенчатый вариатор, к концу десятилеия предпочитали «Микры» именно с такой трансмиссией.

Второй урок «правильного хозяйствования» Был преподнесен европейцам в свободной экономичской зоне под Барселоной, где заводы Nissan и Seat разделяло неширокое шоссе. Испанцы хирели на глазах, а японцы едва поспевали с выполнением заказов. Заднеприводный минивэн Serena с бензиновыми и дизельными двигателями мощностью 75-126 л.с., спроектированный в Японии, оказался как нельзя кстати в Европе. При длине всего 4,32 м он свободно вмещал восьмерых, а при сложенных сиденьях задних рядов превращалась в полноценный фургоничик с грузовой площадкой с ровным полом длиной 1,8 м. В Старом Свете компактных минивэнов не было еще и в помине, так что Nissan на некоторое время практически монополизировал рынок. Еше большим сюрпризом стал Terrano II — AW томобиль исконно японской марки выпускался и под именем Ford Мaverick в Англии, где его и спроектировали! Янки не прогадали с выбором — Terrano II на момент своего дебюта явно был лучшим компактным внедорожником в мире. С одной стороны, прочная рама, подвески с большими ходами, 100-сильный турбодизель и трансмиссия с отключаемым на ходу передним мостом, демультипликатором и блокируемым межосевым дифференциалом обеспечивали отличную проходимость. Вместе с тем, по уровню комфорта AW томобиль вплотную приблизился к легковым моделям фирмы. Претерпев две непринципиальных модернизации, Terrano II по-прежнему выпускается в Испании на пару с «Патрулем»; кстати, Nissan во многом благодаря ему владеет ныне 15% европейского рынка внедорожников.

По другую стороону Атлантики появились свои бестселлеры в лице большого внедорожника Pathfinder и компактной по заокеанским понятиям Maxima QX, в Европе считавшейся седаном бизнес-класса. А на вершине пирамиды находилось новое поколение 350 ZХ, прямой потомок Fairlady, заслуживший прозвища «японский Феррари». На купе начали устанавливать двигатель на 0,5 л большего объема, чем был у 300 ZX, с двумя нагнетателями и топливной аппаратурой, аналогичными тем, что использовались на гоночной версии, дважды побеждавшей в «24 часах Дайтоны», пришедшей третьей в «12 часах Себринга» и пятой в общем зачете в Ле Мане. С 300-сильным «сердцем» AW томобиль мог мчаться со скоростью 300 км/ч и разгонялся до 100 км/ч за 5 с. Помимо завидной мощности 350 ZX мог похвастаться всеми управляемыми колесами, амортизаторами с изменяемой жесткостью, совсем не обязательными для «Большого туризма» в первой половине 90-х усилителями руля переменной производительности и тормозов, AW томатической КПП, АБС, противобуксовочной системой и вискомуфтой в заднем дифференциале. А стоил он в США смешных для категории GT 35 000 долларов.
Nissan Maxima, 1990 г. Трёхдверный Nissan March K11 1300A, 1995 г. Nissan Silvia, 1994-98 гг.

В 1994 году с конвейера сошел 60–миллионный Nissan, а в 97-м компания замахнулась на «24 часа Ле Мана», гонку, участие в которой могут позволить себе только те, у кого «жизнь удалась». Лицом марки стал разработанный в содружестве с английской инжиниринговой фирмой TWR Nissan R390 GT1 — мощность его 3,5-литровой V-образной «восьмерки» с двойным турбонаддувом зашкаливала за 500 л.с., а максимальная скорость, замеренная в самой быстрой шикане трассы, по капризу судьбы называющейся «Nissan», во время квалификации достигла 350 км/ч. Выступили болиды во Франции вполне достойно, что натолкнуло на мысль пустить их в свободную продажу. За 1,1 млн. долларов — во всем мире дороже стоил только McLaren F1, да и то на смехотвоных 80 000. Казалось бы, в истории компании наступил «золотой век», однако неожиданный для обывателей гром грянул в 1999 году, когда совокупный экспорт перевалил за 30 млн. штук.

За блестящим фасадом крылась проблема, порожденная, как не странно, чрезмерным усердием ниссановцев, перестаравшихся в желании угодить всем и каждому. Mercedes-Benz, непререкаемый AW торитет в глазах сильных мира сего, считает необходимым и достаточным производство всего двух седанов высшего класса, тогда как Nissan выпускал совсем не похожие друг на другa и мало унифицированные Presudent, Cima, Gloria и Cedric. Желание японцев «быть святее Папы» привело к тому, что платформы в производственной программе расплодились до добрых двух десятков -представляете, сколько стоила их разработка, доведение до ума и производство! Солнце для Nissan Motor Co. изрядно потускнело и чтобы избежать его затменья, руководство компании на рубеже веков пошло на альянс с Renault. Особо подчеркнем, что речь не шла о сделке купли-продажи: оба гиганта договорились о взаимозачете акциями, но Nissan получил несколько меньший пакет и поэтому находятся в положнии младшего, но отнюдь не угнетенного брата. Более того, французы иногда даже вынуждены идти на поклон к японцам — например, только благодаря им они получают дивиденды с абсолютно недоступного для них североамериканского рынока.

В США ниссановцев считают своими — на долю купе 350 Z с 280-сильным V6, ускоряющееся до «сотни» за 5,8 с, приходится 35% рынка спортивных моделей, больше, чем у Chevrolet Corvette, а новая Maxima в конкурсе «Автомобиль года» уступила Mini только в силу его притягательной экзотичности. Максимум, на что отваживаются «пришлые» на свяшенном для янки рынке внедорожников и пикапов — это урвать кусочек в сегменте малых и среднеразмерных машин и кроссоверов. Nissan же в этом году выбросил на рынок огромный пикап Titan и его «сводного брата» Pathfinder Armada, прямых конкурентов таких культовых AW томобилей, как Dodge Ram и Ford Excursion — это помимо первого в мире недорогого кроссовера Murano.

Источник

Читайте также:  Частичная замена масла в вариаторе ниссан мурано z52
Оцените статью
Автобан