ЗИМНЕЕ МОРЕ КРЫМА

Люблю зимою море Крыма,
его грохочущий прибой.
Летят, летят неутомимо
бакланы длинной чередой.
Пусть нет
той бирюзы воздушной
и безмятежной, как слюда.
Зато из года в год
послушно
стремятся стаи рыб сюда.
Ведут их древние инстинкты,
а, может быть, иная власть.
Какими тропами,
дельфин, ты
сумел к нам в декабре попасть?..
А ночью в море флот рыбацкий,
качаются огни вдали.
Дельфины рыбакам по-братски
приводят косяки свои…
Ревущий шторм!
Рывки норд-оста!
И снова станет светлой даль.
И, огибая полуостров,
дельфины уведут кефаль.
Они уйдут дорогой летней.
Открытым морем.
Ясным днём.
Ещё вчера дельфин последний
гулял средь волн за маяком…
Я позавидую их воле.
Их неизвестному пути.
А солнце будет жечь до боли,
и яростно,
до слёз,
светить!
И будет пляж, как рой пчелиный,
гудеть у водяной черты.
Ты мне расскажешь, что дельфины –
миниатюрные киты.
Плеснёт волна теплом весёлым,
А в памяти опять всплывёт:
дельфины
ходят
рядом с молом
и сейнер
медленно
идёт…

БЕЗ ГРИМА

Море, как Моцарт –
непредсказуемо! –
море, как Моцарт –
легко и воздушно! –
то вдруг
валами могучими вздуется,
то вдруг
у ног затихает послушно…
…Леску забросив с крючками и грузиком,
ждал я поклёвки и ей улыбался.
Как опьянён был я
трепетной музыкой
моря живого!..
И как ошибался!..
…Лайнер туристский.
Полощутся вымпелы.
Радуй сердца, долгожданное лето!..
Море, как Моцарт,
вздохнуло и выпило
яд бездуховности…
Пляж под запретом!..
Берег
с рычаньем терзают бульдозеры.
Помню я текст
под большим фотоснимком:
«Море из космоса,
в принципе, озеро,
озеро, в принципе,
просто слезинка…».
Во человечество!
Тропами лунными
хожено-брожено…
Что же с тоскою
нынче с рыбалки
уходим угрюмыми
и не услышать ноктюрнов прибоя?
Ах, неспособность предвидеть
последствия
не говорит ли нам, что
мы – тупицы?
Море швыряет монетки
из недр своих,
словно бы хочет от нас откупиться!
Плачь и плати!
Мы сегодня без грима все
в пятнах мазута и копоти
дыма.
Море, как Моцарт –
незаменимое! –
мы же – Сальери –
неумолимы…

«ГОРБАТЫЙ»

Не видно, в пене, берегов!
Внезапный, потому и клятый,
«нелётный» день у рыбаков,
не в настроении ребята.
Крепят все палубные грузы.
Болтанка. Хаос. Канитель.
Колышутся в углу медузы,
их шторм смешал
в сплошной кисель.
И громыхает возле скал
над валом вал
во мгле разъятой.
Рыбак у сейнера сказал:
– Работает «горбатый»!..
Не угадаешь амплитуду
валов, летящих на таран!..
Опять рыбак тот: – Гадом буду,
с «горбатым» не шути, братан!..
Всё зло – вот эта аритмичность
ударов звонких и глухих –
больная, злая артистичность
в непредсказуемости их!
Причалы клацают, как латы,
трещат у бухты на груди…
– Когда работает «горбатый»,
под воду – не ходи!..
И я несу домой рюкзак,
где ласты, маска и «калипсо».
А что? Я тоже не дурак!
Я не с луны, поди,
свалился…

В ЗИМНЕМ МОРЕ

То догонят, то отстанут, то обгонят,
то закружат, то взовьются, то парят,
их полёт мной до конца так и не понят,
хоть следил за ними два часа подряд.
Чайки в небе!
А вокруг, до горизонта,
волны катятся, взметаясь вверх и вниз.
Море, море, стань опять Эвксинским Понтом,
позабудь на миг, что ты – Кара-Дениз!
Теплоход качает. Палуба уходит
из-под ног.
Скрипит в каюте дверь.
Да и жизнь теперь идёт по той же моде –
так же неустойчива теперь.
Во реформы!
Словно шквал обвальный – цены.
Всё растут!
А судьбам нашим – грош цена.
Корабельный след растаял в брызгах пены,
как в кипеньи словоблудия страна.
В тягомотине постылых мутных будней
даже проблесков не вижу я никак.
Скоро отовариваться будем
все мы по стамбулам,
мать их так!
Скоро, скоро коридор Босфора
втянет нас и зачарует нас.
если и остался в душах порох,
очень уж подмочен он сейчас.
Ну, а что?..
На щепке в океане,
думаю, не хуже б было нам
На бок вдруг завалится, вдруг встанет
судно, вертикальное волнам.
День и ночь барашков гонит ветер
и не видно берегов уже.
Кажется, на всём на белом свете
нет опоры неприкаянной душе.
Ну, а чайки? эти чайки?
что их держит
в этом море, в этом мире штормовом?
Всё летят они от крымских побережий,
ни на миг не расставаясь с кораблём.
Это родины частицы в мире зыбком,
той, которую с печалью
ищет взгляд.
За спиною все обманы, все ошибки,
здесь же чайки легкокрылые летят.
Всё летят!
И потеплее как-то сердцу,
и не так пугает вал волны седой.
Никуда уже из памяти не деться
этим чайкам в зимнем море
над кормой…

МАРИНИСТЫ

Памяти В. Алексеева

Мазки барашков на палитре моря,
бежит, меняя цвет, за валом вал.
Сам Айвазовский со стихией спорил,
но гений ветра всё ж торжествовал.
О этот спор!
Он был и есть – от века!
И на сегодня вовсе не секрет –
Предела нет дерзаньям человека,
а значит, совершенству – тоже нет.
И на волне, как на большой рессоре,
качаются и звёзды и суда.
Я знаю, вдохновение и море
в разлуке не бывают никогда.
В разрывах гроз трещит весь день транзистор,
в шторм горизонт топорщится дугой,
есть клан людей особых –
маринисты! –
влюблённых в море сердцем и душой.
Грохочет шквал.
Сжимаются просторы.
И шар земной уже для мысли мал.
Нет, Айвазовский в споре не проспорил,
он гордо эстафету передал!
Мы потому обвенчаны с тоскою,
что чуда нам всегда недостаёт,
А ветер гениальною рукою
всё новые картины создаёт.
Но ветру что? –
то ласков, то неистов, –
мгновения ему не удержать!
Во все века
пребудут маринисты,
раз моря до конца не описать…

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (4 голоса)

Рецензии

аватар: Владимир Ларионов

...Грохочет шквал.
Сжимаются просторы.
И шар земной уже для мысли мал...

Спасибо, Вячеслав Фараонович. Замечательно, точно... Как старый моряк скажу - истинно...

Зелёная кровь

Молний сполохи.
Бедою вода.
Пустынные вздохи –
Шторм навсегда.

Гнетуще молчанье –
Пустая строка.
Твоих глаз мерцанье –
Из Далека…

Преграды – не камень –
Несчастья песок.
Внутренний пламень
Буравит висок.

И в стонах морей
Изнывает любовь –
Капля за каплей –
Зелёная кровь…
1973-2007

аватар: Вячеслав Егиазаров

Спасибо, Владимир, за внимание и понимание!

Хорошее стихотворение "Зелёная кровь"! Привет Ларисе!
С ув.
В.Е.

аватар: Василий Ростовский

Вячеслав, отличная крымская подборка стихотворений, где каждая строка пропитана любовью к своему городу, морю и щедрой крымской земле!

С уважением и благодарностью, Василий

аватар: Вячеслав Егиазаров

Спасибо, Василий, за тёплый отзыв!
С уважением,
В.Е.