Тамада

Как нет солдата, который бы не мечтал стать генералом, так и не существует грузина, который бы хоть раз в своей жизни не мечтал стать тамадой. Зураб Мамулия, племянник известного в Абхазии тамады, не был исключением. Дебют на долгожданном поприще должен был состояться через несколько месяцев. Уже выбран был и ресторан, и уважаемые молодожены, но случилось непредвиденное - разразился абхазско-грузинский конфликт. На семейном совете уважаемого Вахтанга Мамулии, отца нашего героя, было принято решение покинуть родословное гнездо и мигрировать к родственникам в Россию. Фортуна была благосклонна к новоиспеченному мигранту, через год он уже учился в Санкт-Петербургском университете экономики. Красивого грузина приметили с первого дня. Женская половина университета не сводили глаз с черноволосого джигита, который был страстно влюблен в неприметную сокурсницу Алену. Любовь настолько была сильной и взаимной, что уже после первого курса молодые сыграли свадьбу, на который Зураб выступил в двух ипостасях: в роли жениха и тамады! О нашумевшей свадьбе заговорили. Слава о тамаде - самородке разнеслась по городу, Зураба стали приглашать вести свадьбы, чему он был несказанно рад.
Народная мудрость гласит: « талант один не ходит». После окончания университета неожиданно проявились организаторские способности Алены. За короткий срок она открыла свадебное агентство «Аленушка». Название подсказал Зураб, который к тому времени уже крепко стоял на ногах в свадебном бизнесе. В агентстве он получил должность штатного тамады. Кроме Зураба в «Аленушке» работали Володя Кислиренко, сокурсник Алены, и Данила Стровский, выпускник театральной академии.
Когда свадебный бизнес пошел в гору и заработки стали расти как на дрожжах, в коллективе начались серьезные трения. Первым не выдержал Данила. Он уехал работать в Димитровград режиссером молодежного театра. Володя Кислиренко, прозванный на курсе «Кислым» покинул агентство по личным мотивам. Неравнодушный к Алене еще со студенческой скамьи, он был замечен в ухаживаниях за ней. Разразился скандал, после которого Кислый уволился по собственному желанию.
С уходом двух ценных работников бизнес не захирел. Алена перестроилась и стала брать выгодные заказы. Количество свадеб сократилось, зато возросло качество их проведения и оплата за них. После нескольких лет тяжелой работы финансовое благополучие «Аленушки» улучшилось настолько, что Зураб с Аленой стали подумывать о покупке квартиры в престижном районе города.
В успешном процветании свадебного бизнеса не последнюю роль играл внештатный сотрудник агентства Зяма Шляфштейн. От него поступала информация о выгодных свадебных заказах. Он обладал абсолютным нюхом на денежные дела, но предпочитал, чтобы о его редких способностях упоминали как можно реже. Зяма боялся рекламы, ибо она не раз доставляла ему крупные неприятности. Он не любил личных встреч с партнерами и предпочитал вести бизнес по телефону.
Почти неделю Зяма не выходил на связь. Алену это сильно тревожило. Такое с ним никогда не случалось. На дворе стоял сентябрь, самый денежный месяц в свадебном бизнесе. Алене не хотелось терять выгодные заказы. О своем сотруднике она знала немного. Летом Шляфштейнов можно было найти на даче в Комарове. Каждый год они снимали второй этаж в небольшом деревянном домике недалеко от станции. На первом этаже жили хлебосольные хозяева, старинные друзья Зямы, но в это лето они изменили своей многолетней привычке и сдали в аренду первый этаж знакомому собачнику, сами же на все лето уехали отдыхать в Испанию. Алена вспомнила, что при последнем разговоре с Зямой, тот жаловался на собачника и говорил, что дачный сезон пошел псу под хвост. Она уж было собралась ехать на дачу к ним, но неожиданно управление ЗАГСа в экстренном порядке потребовал от нее отчет. В ее распоряжении оставался один день, следовательно, визит к Зяме отменялся. Поразмыслив она решила отправить на дачу Зураба, который вечером того же дня должен был вести свадьбу в центре города. Об этой свадьбе она не распространялась, потому, как боялась, что узнав, кто будет главным героем торжества, муж откажется работать. Алена не знала, как сказать Зурабу об ожидавшем его сюрпризе. В конце концов, решила все пустить на самотек, авось и пронесет. На следующий день, после ужина, Алена незаметно подсунула мужу информационный лист предстоящей свадьбы с указанием места проведения, времени и контингента приглашенных гостей. Зураба удивило, что в листе отсутствуют какие либо сведения о женихе и невесте. Он понял, что жена что-то скрывает от него. Состоялся неприятный разговор. Впервые за многие годы их семейное счастье дало трещину. Оскорбленный до глубины души таким отношением к себе, Зураб ушел спать на кухню.
Утром, увидев злое лицо мужа, Алена поняла, что никакого примирения не будет. Чтобы хоть как-то сгладить свою вину перед мужем, она решила приготовить любимый завтрак Зураба. Расчет оказался верным. После бессонной ночи хачапури и грузинский кофе смягчили гордое сердце кавказца, а ласковое воркование и нежное почесывание за ушами, сделали мужа покладистым и ручным. За приятными разговорами Алена перевела тему на Зяму. Уговаривать мужа пришлось не долго.
Дачу Зямы Зураб нашел сразу. Деловой разговор занял несколько минут. Причиной молчания была потеря селфона. Получив два выгодных заказа на сентябрь, Зураб сбежал по старой скрипучей лестнице и, выходя из калитки, внезапно был атакован собакой. Огромная псина, размером с годовалого теленка, прижала остолбеневшего от страха Зураба к забору. Внезапность нападения едва не лишила его чувств. Сквозь обморочное состояние он услышал чей - то напуганный голос.
- Фу, фу Баски. Свои, свои, я сказал свои, дурочка! Пусти его! Я кому говорю, пусти, дурех-х-х-а!!!
Собака не реагировала на слова хозяина. Тщетные попытки сдвинуть ее с места ни к чему не привели. Собака пристально смотрела в глаза своей жертвы. Обильная слюна стекала на куртку Зураба.
После продолжительной возни и уговоров, туша с сопением отвалилась от Зураба, и с шумом приземлилась на передние лапы. Шерсть на ее загривке продолжала топорщиться дыбом. Хозяин, с огромным трудом оттащив теленка от бледного Зураба, виновато залепетал:
- Ради Бога, р-р-р-а-ди Бога, простите нас! – он перевел дыхание.
- Ух, как устал. Вообще-то, Баски, собака дружелюбная. Не знаю, что это на нее нашло.
Говоря это, он с трудом заталкивал собаку в калитку. Когда хвост чудовища скрылся внутри, хозяин высунул голову из-за калитки и быстро проговорил:
-Еще раз простите эту дур-р-р-у.
Возня уже продолжалась за калиткой.
- Плохая девочка, сегодня больше гулять не пойдешь. У-у-у, корова! Когда ты будешь слушать меня. На место! Я сказал на ме-е-е-сто.
Хлопнула калитка. Приглушенный лай собаки стал раздаваться изнутри, она скребла дверь, пытаясь вырваться наружу.
Зураб продолжал стоять пригвожденный к забору. Лоб покрылся испариной, в висках стучала кровь, тряслись ноги. Он медленно сполз вниз, спрятал голову в колени и стал глубоко дышать. Почувствовав небольшое облегчение, с трудом выпрямился и качающейся походкой побрел через редкий ельник к станции.
Переполненная электричка пришла с опозданием. Зураб с трудом втиснулся в тамбур. В вагон проходить не стал. Его поташнивало. Озноб ушел, но внутренний вязкий страх остался. Он сунул руки в карман куртки, прислонился лбом к холодному стеклу двери и закрыл глаза. Во рту пересохло, мысли лихорадочно прыгали.
И тут в тамбуре началось еле заметное движение. Плотная толпа стала рассасываться. Через минуту осталось несколько человек. Дверь вагона резко отворилась и вошли два контролера, тот, что постарше громко произнес:
- Граждане, предъявите ваши билетики!
Проверив билеты у соседей, контролер обратился к Зурабу.
- Ваш билет!
Зураб сунул трясущуюся руку во внутренний карман куртки, нащупал бумажник, но вытащить его не смог, сильно тряслись пальцы. С трудом расстегнув замок, выудил проездной из кармана и протянул контролеру. Контролер, повертев в руках сезонку, нехотя вернул обратно. Перед тем как уйти, громко, чтобы слышали все присутствующие, произнес:
- Слышь, Валер, а говорят, это…что кавказцы не болеют после этого.
Зураба охватило бешенство. Он вцепился в плечо контролера и потянул к себе. Хотел сказать, что-то обидное контролеру, но язык не слушался. Изо рта вырвалось только: -Ты..тыы..тттыыыы…
Контролер повернулся к Зурабу и угрожающе произнес:
- А ну убери руку! В ментовку захотел? Щас организуем.
Зураб зло смотрел в лицо контролера, но под взглядами присутствующих, как-то стушевался. Агрессия была не присуще ему. Он опустил руку.
- Вот так-то лучше, генацвали. Набрался, так веди себя тихо. – контролер хотел еще что-то сказать, но напарник потянул его за рукав.
- Да, ладно, оставь его. Пошли.
Всю оставшуюся часть пути Зураб злился на себя, что не сумел ответить обидчику. Пришел в себя, когда услышал, что кто-то зовет его.
- Эй, гражданин! Приехали. Электричка идет в депо.
Итальянский ресторан «Вокс», где должна была проходить свадьба, находился на углу Пестеля и Соляного переулка. Зураб знал хорошо этот ресторан, он работал там неоднократно. После случившегося в электричке, Зураб не пытался «заговорить» опять. Он боялся этого. Но когда до ресторана оставалось несколько минут ходьбы, он решил попробовать. Положив мокрые от волнения ладони на холодные перила парапета, он глубоко вздохнул и вслух стал произносить одну из своих любимых поговорок, но тут же остановился. Заикание было ужасным, но о том, чтобы работать сегодня на свадьбе не могло быть и речи. Оставалось - звонить жене.
Алена с большим трудом поняла, кто с ней говорит. Сначала она подумала, что ее разыгрывают, но потом, сквозь заикание, узнала голос мужа. Так и не поняв, что с ним случилось, она приказала Зурабу ждать ее у ресторана «Вокс».
Окна ресторана источали яркий свет, приглашая прохожих зайти на огонек. Два официанта в чаплиновских котелках крутились около свадебного стола. Алена подкатила на такси, но Зураба увидела не сразу; он стоял у ворот Мухинского училища. Подбежав к нему, Алена крепко поцеловала в губы.
- Что стряслось, Зурик?
Зураб растеряно посмотрел на жену.
-П-п-по-по-нимаешь. На..нана..ме-меме-я с-с-с-сбаба-ка.
- На тебя напала собака? Где?- быстро спросила Алена.
На-нана да-да…
- Даче Зямы. – продолжила она.
Зураб кивнул головой. Алена с подозрением посмотрела на мужа. У нее мелькнула нехорошая мысль, что может он как-то узнал о ее «сюрпризе».
- Ты уже был там?
Зураб покачал головой. Его удивил вопрос жены и то, как она спросила. Алена посмотрела на часы.
- Так, времени у нас достаточно, чтобы поставить все точки над «и».
Зураба опять удивил ее тон. Она говорила, так как будто с ним ничего не произошло.
- Ну что, пойдем!
Зураб стоял как вкопанный, не понимая, что происходит.
- Да что ты как чужой? Все нормально…мы справимся!- нежным голосом произнесла она.
-Мыыыыы? Кто-о-о-о-то-то…
- Да. Мы. Я, ты и …Володя Кислый!!! Он сегодня жених, вот пусть и поработает на своей свадьбе, как ты когда-то, помнишь, Зурик?
Зураб не понимал, что происходит с Аленой. Почему в каждой ее фразе сквозит подтекст. И вдруг до него стало доходить.
-Ты-ты-тыыы…
- Только не надо, не продолжай, я тебя понимаю и не осуждаю. Будем считать, что у тебя выходной, а твоя женушка за тебя поработает сегодня. Угу, дорогой?
Алена вопросительно посмотрела на мужа, ожидая что произойдет дальше.
Зураб понял, что Алена его заикание принимает как способ отказаться работать на свадьбе Кислого. Глядя на жену, он не знал, как убедить ее в обратном. Теперешнее положение не позволяло ему сделать это. Он молчал.
- Ладно, Зураб давай сделаем так. Ты погуляй тут, успокойся, подумай, а я пойду в ресторан. Вообщем, я не прощаюсь с тобой. Жду.
Она чмокнула его в щечку и, цокая каблуками, направилась в ресторан.
Когда жена скрылась в ресторане, он повернулся и пошел прочь. Его трясло, во рту пересохло, хотелось сильно пить. Он огляделся. Место оказалось знакомым. Зураб вспомнил, что недалеко отсюда есть маленький магазинчик.
У магазина стояло несколько пьяньчужек. На ящике сидела нищенка. Зураб купил бутылку пива и вышел. Увидев, сгорбленную спину старушки, сгреб оставшиеся деньги и сунул в ее ладошку. Нищенка перекрестила Зураба.
- Дай Бог, тебе сынок, мудрую жену, которая никогда не оставит тебя в беде.
« Хорошо сказала, - подумал Зураб. «Не хуже чем сам Шота Руставели. « Кто в беде покинул друга, сам узнает много бед». Ведь, если рассуждать по сути, то я оставил жену одну, заведомо зная, что она не справится с работой тамады. А почему? Потому что обиделся на то, что она не поверила мне. А с другой стороны, чем может помочь ей заика? Ничем».
Несмотря на все доводы оправдания своего бегства, Зурабу было стыдно, что он оставил жену на растерзание бывшего ее ухажера. Ему хотелось помочь ей, но он не знал, как это сделать. Он знал только одно, что ему надо видеть, как там будет все происходить. И вдруг его осенило.
- А ведь есть и другой способ присутствовать на свадьбе. – Он посмотрел на часы. Было без десяти семь
План был прост. Зураб решил незаметно проникнуть в ресторан через кухню, там затаиться, найти удобное место и наблюдать за ходом торжества.
Перед входом на кухню, у мусорного бака, маленькая собачонка грызла кость. Увидев человека, она подняла голову и зарычала. Зураб боком протиснулся к чуть приоткрытой двери, из-за которой тек аппетитный запах. Дверь легко поддалась, и он оказался в предбаничке. Заглянув на кухню увидел двух Саш стоящих у стола. Он их узнал по складкам на загривке и внушительным покатым спинам.
-Давай заканчивай Тар-тар и помоги мне с Карпачио, - сказал старший Саша, который после отъезда в Италию повара Пелузо, считался здесь главным.
Зураб осмотрелся. Напротив входа увидел двухстворчатую дверь, открывающуюся в обе стороны. Он ее запомнил по двум круглым окошкам напоминающим иллюминатор. В зале произошло какое-то движение. Послышались голоса, громко заиграла музыка. Зураб не дожидаясь благоприятного момента в несколько шагов пересек пространство отделяющее его от двери, влетел по низким ступенькам и припал к мутному стеклу. Неожиданно сильный удар в лоб опрокинул его на спину, и скатившись по ступенькам вниз, он потерял сознание.
Первое что он увидел, открыв глаза, были круглые часы на кухонной стене, показывающие без десяти семь. Это обстоятельство его ни сколько не удивило. Зураб перевел взгляд в бок и увидел перекошенную потную рожу с усиками. Рожа улыбалась и виновато смотрела на него.
«Узнаю стиль Кислого. Он всегда имел слабость к театральным делам.» - и чтобы убедиться в своих догадках спросил:
- Ты кто…морда? – И опять его не удивило, что он спросил чисто, без заикания, потому что Зураб абсолютно не помнил, что с ним произошло утром.
- Я официант…точнее студент из театрального института, подрабатываю здесь, - виновато ответила рожа.
- Так это ты, стало быть, приложился?
- Я, - смущенно промямлил студент. По его лицу стекал пот.
- А вы, значит, тот самый известный тамада, Зураб Вахтангович Мамулия? – спросил студент.
- С прибытием, уважаемый! Гости вас заждались, - изрекли в один голос двое из ларца. Их лоснящиеся от жира физиономии расплывались от удовольствия. Зураб не стал томить жаждущих. Он бодро встал с пола и направился в зал.
Свадьба прошла на «Ура». Зураб Вахтангович был в ударе. Гости аплодировали стоя как в театре, даже кричали «бис». Разошлись за полночь. У дверей ресторана Зураба и Алену поджидал черный лимузин. Услужливый шофер, распахнув дверь машины, театральным голосом произнес:
-Ехать подано! Лимузин к вашим услугам! – Увидев, удивленные лица Зураба и Алены, рекламно добавил:
- Высший класс – это для вас!
Шофер повернул ключ зажигания. Салон осветился пульсирующей иллюминацией и из динамиков донесся волшебный голос Франка Синатры:

Мчи меня к Луне.
Среди звёзд хочу я петь,
Вешний день на Марсе
И Юпитере узреть…

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет