Рождественская Мора

Напротив дома №6 горел уличный фонарь. Его света хватало лишь на освещение пространства перед домом – не больше. На дверях висел венок из остролиста, по которому бусинами рассыпались алые ягоды. В окнах горел свет и я могла увидеть стоящую в гостиной ель, увитую гирляндами, украшенную игрушками. Сочельник.

Я слышала звонкий детский смех и сердце мое сжималось от тоски. Я – Мора. У меня никогда не будет детей. Ибо я – порождение темной силы, пусть и родила меня человеческая женщина.

Тенью я скользнула к двери и постучала. Ждать пришлось недолго – уже через минуту я расслышала шаги и дверь отворилась. На пороге стоял невысокий плотный мужчина в сером джемпере и светлых брюках. На лице у него была улыбка и выглядел он вполне доброжелательно.

- Доброй ночи вам, гостья!, - он поприветствовал меня басом, - Проходите в дом, нечего мерзнуть.

Я робко улыбнулась, глянув на мужчину и проскользнула мимо него в прихожую. Мужчина был мне незнаком, как и его жена, и дети, но я – Мора и меня пустят в любой дом.

Отряхнув с плеч снег, я сняла куртку и повесила ее на крюк возле двери, оставшись в длинном платье. Снег на волосах начал таять, пропитывая их влагой.

- Пойдемте, пойдемте! Вы ведь замерзли.

Мужчина тепло мне улыбнулся и пошел вперед, показывая дорогу. Мы прошли по коридорчику, свернули влево и очутились в уютной гостиной. У дальней стены стояла пушистая ель, переливающаяся разноцветными огнями. Ближе к центру комнату расположился диванчик и несколько кресел, что окружили низенький кофейный столик. Неподалеку от камина, в котором весело трещало пламя, находились книжные полки, заставленные тяжелыми фолиантами и изящными фарфоровыми статуэтками – ангелами, балеринами, пастушками и прочей приятной глазу мелочью.

В одном из кресел сидела миниатюрная стройная женщина, чьи темно-каштановые волосы рассыпались по плечам. Она подняла на меня ясные серые глаза и чуть улыбнулась.

- Добрый вечер…

Ее голос был приятен и нежен и принес мне умиротворение. Отставив в сторону чашку с горячим шоколадом, женщина поднялась на ноги. Она усадила меня на свое место, а сама отправилась на кухню за еще одной порцией горячего напитка.
Как я узнала позже супругов звали Берта и Марвин Уиндерс..

Я закуталась в заботливо предложенный плед, начиная постепенно согреваться. Стоило мне только присесть, как ко мне тут же бросились трое ребятишек. Они обступили меня со всех сторон, рассматривая и треща без умолку. Дети засыпали меня вопросами и историями, то и дело перебивая друг друга, поэтому было непросто понять о чем идет речь, но мне нравилось «расшифровывать» их лепет.

Старшей девочке, думаю, было не больше девяти и звали ее, если память не изменяет мне, Марта. Меньшего – Николас, а младшую девчушку веселым именем Холли.

Позабавил меня вопрос Николаса, заданный вдруг ни с того ни с сего:

- Ты Ари, да? Фея, разносящая подарки?

Я на миг растерялась, но тут Марта отвесила братцу подзатыльник, фыркнув:

- Ты что! Ари не такая! – а повернувшись ко мне, она сказала, - Ты больше похожа на эльфу из сказок!

Что ни говори, а сходство действительно имелось. Я была высокой хрупкой девушкой с белой, как снег кожей и большими глазами, цвета небесной сини. Золотые локоны струились по спине , достигая талии и чуть вились. Да и платье было под стать – темно-зеленое, простого покроя, но пошитое из дорогой ткани.

Да, я и впрямь была похожа на эльфу. Или на..

- Принцесса! Она принцесса!

Я улыбнулась крошке Холли и кивнула. Пусть для них сегодня, в Святой Вечер, я буду принцессой из старых английских сказок…

Но не стоит строить иллюзий. Я все же Мора – дух несчастий. Но… говорят в дом тех, кто был добр к Море не придет беда.
- Да, я Мора – принцесса из Башни. Знаете старую Колокольную башню?

И ни слова лжи. Сегодня для них я – принцесса Мора, а не Мора – предвестница бед. А жила я и правда в старой Колокольной башне на окраине города. Оттуда я, сливаясь с ветром. Выходила на прогулки по городу, строя козни, туда же и возвращалась после кратких отлучек.

На лицах детей я увидела искреннее восхищение и тепло улыбнулась им. Все правильно – принцессы должны улыбаться.
Берта, вошедшая в гостиную, протянула мне чашку шоколада. Я благодарно кивнула, беря ее в руки – согревались окоченевшие пальцы.

Я пила шоколад и рассказывала детям истории, которые кишели драконами и феями, единорогами и говорящими львами, принцессами и доблестными сэрами рыцарями.

Я говорила от том, как единорог и лев боролись за корону, как рыцари бились с драконами. В моих сказках фавны водили хороводы с наядами, а русалки расчесывали бороду Речному Царю. Звери там обрели способность говорить, а из леса вышли новые, диковинные существа.

Я смеялась вместе с ребятами и гладила по голове Холли, утешая ту, когда дракон крал принцессу или рыцарь оказывался сраженным злыми чарами. Берта и Марвин слушали мои рассказы какое-то время, а после, улыбаясь, ушли на кухню. Интересно, доверили бы они мне своих детей, знай, кто я такая?

С какой-то завистью я посмотрела вслед супружеской паре. Я – Мора. У меня никогда не будет мужчины – мой поцелуй заберет душу. Я вестник смерти, а они… живые, светлые души, способные любить.
Бросив мимолетный взгляд на часы, я удивилась. Восемь вечера… А мне казалось, что я провела не меньше семи часов в доме №6 на улице с уютным названием «Фонарная».

Я перебирала пряди волос Холли, которая сидела у меня на коленях. Давно уже смолкли слова последней сказки, но дети сидели, словно в оцепенении, погрузившись в свои мысли. Мои губы тронула улыбка.

Спустя какое-то время, я ссадила с колен Холли и, приложив палец к губам, выскользнула из гостиной. Пройдя несколько метров по коридору, я остановилась у двери, что вела на кухню и прислушалась. Оттуда доносился мягкий голос Берты и бас Марвина – они говорили о бытовых мелочах и полной чепухе, но в сердце что-то кольнуло. Трудно стало дышать. В этот момент я остро почувствовала свое одиночество и мне захотелось завыть от горя. Я желала им зла – не буду скрывать. За что? За их любовь друг к другу, за бытовые разговоры и нежное воркование.

Нет, сколько бы я не надевала масок, я – Мора. Предвестник бед и несчастий. Моя «работа» - сеять раздоры.
Я прошла по коридору назад и остановилась у картины, на которой были изображены Уиндерсы и их дети. Не сколько минут я потратила на ее осмотр , а после дохнула на холст. Тот словно поплыл перед глазами и незримая трещина прошла между Бертой и Марвином.

Я – Мора. Я никогда не благодарю за радушие
.
Я вернулась в гостиную с пригоршней тягучих ирисок. Дети с радостью приняли угощение и не подозревая, что только что я посеяла в их доме разлуку и горе.

Когда стрелки часов сместились на половину десятого, я решила, что пора уходить. Море е стоит задерживаться на одном месте. Прощаясь в прихожей с Уиндерсами, я опустилась на корточки перед Николасом , Мартой и Холли и тихо сказала:

- Вы хорошие дети…

После чего, кинув хмурый взгляд на супругов, поцеловала каждого ребенка в лоб. Краска начала сходить с их лица, а глаза вмиг потускнели. Да, хорошие дети – так почему бы не забрать их с собой?

Уже идя по Фонарной улице, я замечала, что за моей спиной гаснут фонари. Обернувшись я посмотрела на темную улицу. На которую падали желтые пятна света из окон. Рассмеявшись, крикнула:

- Счастливого Рождества, Люди!!!

И, повернувшись спиной к домам, зашагала прочь. За мной тенями следовали три светлые детские души

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет