Мои друзья

Мои друзья

Когда я в Армии служил,
В инфекционном госпитале
на Байконуре,
Служить там летом нету сил –
На солнце далеко за пятьдесят,
а в чахлой тени тридцать пять -
в натуре

Одна утеха – баня и халат
Мой медицинский прям на тело
Из простыней пошитый мой наряд
Что братьев Акопянов дело

Мне в жизни крупно повезло –
Я службу нес среди друзей
Никто из них не делал мне назло
Я помню всех…
Отзывчивых, ответственных людей…

Павел (Пауль?) Шварц…
Назло фамилии белесый немец
Неутомимый рукодел-умелец
С утра до ночи что-то мастерит
Любое дело у него горит
Среди обилия его поделок
Обе дочери мои доросли
до взрослых девок

Дехканин Насиржон…
Его не позабуду!
Какое он устроил чудо -
Под окнами разбил нам огород
На пыльном щебне и песке
Овощи росли весь год
И мне на день рождения –
(тридцать первого, однако, декабря!)
Устроил угощенье
Из маргеланской редьки,
Райхона и корня имбиря

Три брата Акопяна –
Близнецы Ашот, Акоп,
И брат-кузен Ерван…
Мне посланы Всевышним
Я их, как братьев, полюбил
Так стали мне привычны.

Ашот, как пулемет,
Весь день строчит машинку –
Обшил всех госпитальных баб
А вечером достанет саксофон
И блюз играет под-сурдинку…
Что каждая сестра уже плывет,
И я для ней на все готовый Раб

Пошил мне «фирменные джинсы»
из фланели
Такой материал – на зимние портянки
Отбеленые перекисью водорода
Такая белизна не водится в природе –
Белы до рези болевой в глазах
В таких штанах покрасоваться при народе…
Любой курортный франт
В ногах бы ползал предо мной в слезах

Акоп – «сапожник» оказался не удел…
Нашел себе замену и отраду –
Истопником при баньке захотел
И весь народ
Акопову искусству радый

В летнюю жару покоя нет
Спасенье только в жаркой бане –
С парилки выскочишь на Свет
И, словно ты в «прохладе» и в Нирване
Блаженно засыпаешь на диване…

Брат-кузен Ерван – кулинар искусный
Ему что Хаш, что Айлазан…
Что Долма, что Бозбаш –
Любое блюдо приготовит вкусно

На диком бреге Сыр-Дарьи
Друзья все собралися и мужики, и бабы…
Ерван нанизал шампуры,
Перемежая перцы и кебабы,
Раскалил жаркие угли
В походном, раскладном мангале…
А дальше понеслось –
Мозги и водка поплыли
В безумном групповом Бедламе
В языческом «Иване-на-Купале»…

***

Еще три имени, три друга, три «царя»
Три «прапора» - казак Петро,
И Миша-«молдаван» и парубок Мыкола
Три крепких мужика,
Три старшины-господаря,
Соседи нам в Кундузском гарнизоне
Ведь только им благодаря
Мы выжили вдвоем с Аленой,
И свили там свое «гнездо»
В той гадской, адской «Зоне»…

Я помню Вас, мои друзья
И всем всегда желаю Счастья
Пусть каждому икнется за меня
И каждого минуют все напасти
Продолжение. КАРАБАХ

Нувориш и Поэт –
«крохобор» и «правдолюбец»
Мы говорим на разных языках
Я никогда
не стану лизоблюдец
Хотя судьба трещит
и дело мое – Швах…
Нувориш и Поэт
у нас иные цели…
Я почему-то
вспомнил Карабах?
Где о подобной суете
и заикнуться не посмели;
Где я впервые
выбросил свой страх!

С благоговеньем
вспомнил Карабах
Где был экспромтом
искрометным –
В Армению
однажды занесла
Судьба
туристом мимолетным…
Былых друзей
искал и повстречал
В гостеприимстве бешеном
и трауре почетном

Искал я братьев Акопян –
Близнецов Ашота и Акопа,
и, помню, брат-кузен Ерван…
Его-то и нашел,
приехав в Ереван –
Содержит брат - Ерван
уютный ресторан
Один остался он
из братьев Акопян…

Мы с ним
летали в Карабах –
Шуша там есть,
такое горное селенье,
В могиле братской там
Ашота и Акопа прах
Такое им
Судьбою повеленье –
Героями остаться
навсегда в веках…

«…Шуша! - копыта лошадей
Спутники мои
заботливо укрыли мешковиной
Тихонечко…, стараясь не дыша,
мы пробирались сквозь рассвет
меж скал отвесных
горною долиной…
И тут достал нас
«духовский привет» -
Огонь кинжальный,
с двух сторон,
неумолимый

… «Чума на оба ваших дома!» -
Так многоопытный Шекспир
в сердцах воскликнул
на соседский спор
Бессмысленно взывать к тому,
Чьим движет чувствами
бессмысленно – кровавый вздор…»

Я оторвался от эмоций
и тяжелых мыслей
и в пояс
поклонился Обелиску:
- Вас, Братья,
не забуду никогда –
Вы вечно молодыми
останетесь всегда!

* * *
Нувориш и Поэт,
и мы из разных «Дома»
Как параллелям, нам,
нигде не пересечься –
Закон такой
неумолимой Аксиомы
Банкир,
всю жизнь
боящийся обжечься…
Поэт, в котором
«никого нет дома!»
Один Барышем,
как горбом,
к земле пригнечен
Другой,
как «птичка-мотылек»,
Порхает по цветкам
беспечен…

Мне хочется
вскричать в сердцах: -
- Как больно мне
терять друзей!
Пусть никогда
не сотрясает меня страх
- О, Господи – Спаси и уцелей!
От «крохоборов»
пострашней,
чем «Карабах».

Куда Вы все ушли,
мои Друзья?
Остались в той стране…
и в том двадцатом веке…
В холодном мире и пустом
один болтаюсь я
И не найти мне
«днем-с огнем»*
В пустом, холодном мире
человека…

* - греческого мудреца спросили – Почему среди дня ходишь с зажженным факелом?
- Ищу человека… - ответил мудрец и залез в бочку…

© Гуров А.А. 2007г.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (3 голоса)