МАДМУАЗЕЛЬ С КАМЕЛИЯМИ.. окончание

глава 6

Пробуждение Шарлотты было наполнено чувством необычного ощущения начала какого-то нового жизненного этапа. Утренний чай был несколько чопорным - темнокожая прислуга, театрально исполняя какую-то местную традицию,соблюдала ритуал, чем заметно оживила гостей и они направились к новенькому "Паккарду". Провожаемые добрыми дружескими пожеланиями хозяев и многочисленными слугами и работниками ранчо, гости выехали за ворота и вскоре уже мчались по новой, проложенной среди прерии, трассе. "Паккард", словно живое существо, с чувством близости родного дома, развивал дозволенную скорость и остановился у ближайшей заправки. Генри вышел и пригласил семью размяться и направиться в кафе освежиться прохладительными напитками или ещё чем-нибудь более плотным.
Непринуждённо пообщавшись с барменом, Генри выяснил, что трасса не закончена ещё и им лучше ехать на Вашингтон, а там сесть на пароход до Нового Орлеана.
Такое изменение маршрута показалось Генри даже удобней и комфортней, чем тащиться более тысячи миль по неизвестного качества объездам. В Бостоне они пообедали в дорожном ресторане и к вечеру въехали в Вашингтон. Центр бурлил вечерней жизнью, сияли рекламы, оповещая об услугах и развлечениях и первый же попавшийся полицейский посоветовал ему быть внимательней по случаю проходивших здесь концертов известного джаз-банда. И вот отель "Атлантик", где Генри Лакузо был известен администрации, поскольку нередко здесь останавливался. В номере он связлся по телефону со своей судоходной компанией и обговорил вопросы транспортировки автомобиля на том же судне. что и они сами и время отплытия.
Ночь для Шарлотты прошла спокойно, только Саманта напросилась к ней в номер и они проболтали до полуночи, потому Шарлотте в этот раз ничего не снилось.
Утром Саманта убежала к себе и Шарлотта отдалась новым событиям и опять воспоминания нахлынули, требуя анализа и принятия решений. Для этого придётся вернуться опять в детство и молодость - годы проведенные в пансионате. Как это повсеместно заведено, воспитанники и воспитанницы жили раздельно только в спальнях и туалетных комнатах, все остальные удобства и мероприятия были общими.
Разумеется, в пансионате был хор и Шарлотта была запевалой от женской половины хора. В мужской половине выделялся мальчик высокого роста, с массивной головой и выдающимся носом. Имени его я называть не буду, скажу только, что в недалёком будущем он станет президентом Франции. Гасконец по происхождению он выделялся и голосом, и колоритностью фигуры. В общем, оба, и он, и Шарлотта были украшением пансионата. У Шарлотты был мягкий контральто и ей прочили перспективное будущее.
Особенно хорошо ей удавались старинные песни, которые ей пела няня, рано овдовевшая женщина из старинного, но обедневшего рода, откуда появляются Д,Артаньяны, Де Тревили и леди Винтеры. В своих великосветских времяпрепровождениях она частенько очаровывала и вводила в прострацию многих участников тусовок, но только в редких, особых случаях. Какие-то тайные пружины приводились в действие Высшими Силами, чтобы заставить Шарлотту раскрыться и быть готовой к вдохновенному пению. Дядя Генри слыхал об этом таланте Шарлотты, но вживую её ещё не слыхал. И на данный момент ни Амалия, ни Саманта ничего подобного за ней не знали. Приближались события местного значения, которые заставят Шарлотту раскрыть свой уникальный дар уже на другом континенте.

глава 7 (и последняя)

Приближался конец столетия. Очередной осенний праздник скотоводов открывался на большом ранчо между Остином и Хьюстоном, куда съезжались фермеры и ковбои из всех сельских районов Соединённых Штатов. Засобирался туда и дядя Генри, который был одним из учредителей конгломерата животноводов и промышленников. Народу собралось много. Поскольку нынешнее торжество было не первым, то округа обзавелась солидной инфраструктурой - салуны, рестораны, театральные и эстрадные подмостки, театральные коллективы - местные и гастролирующие, казино и другие легальные и нелегальные коллективы. В местном гостевом доме Генри Лакузо (Де Леклюз) имел собственные апартаменты, поэтому женщины отправились осмотреть нынешнее состояние дел в своей части дома и выделить местечко Шарлотте. Надо было познакомиться с обслугой. В холле дамы столкнулись с выходящим из номера сыном известного владельца верфей в Техасе, выходца из Ирландии Джона Рочестера, Тони Рочестером.
Высокий красавец-блондин, Тони молча склонил перед ними голову и вежливо кивнув, пропустил их в коридор и вышел наружу. Что-то знакомое ёкнуло в сердечке Шарлотты, как в первый раз, когда Амалия вскрывала письмо Генри, и Шарлотта успела заметить его пристальный взгляд. День прошёл в сутолоке кануна подготовки к родео и аукциона. Тони прибыл на чужой для него праздник как представитель фирмы отца для заключений куплей-продаж и рекламы изделий, в основном недорогих яхт и снаряжения, зная по опыту, что в этом году тоже появятся новые богачи и снобы. Саманта позвала Шарлотту к себе в номер, где застала проверяющую обстановку и сервис бонну Розалию Фернандес, немолодую креолку, которая была в курсе многих тайн и пикантных подробностей многих постояльцев и вот что услышала Шарлотта. Тони 28 лет и он был женат на дочери компаньона отца, но вот уже год находится в трауре - супруга нырнула в воду с кормы яхты, не убедившись в безопасности купания и была атакована акулой настолько серьёзно, что получила несовместимые с жизнью раны. Тони застрелил акулу, но молодая жена скончалась,
будучи на четвёртом месяце беременности. И вот прошёл почти год, в конце августа заканчивался срок траура Тони.
Салун был почти полон, но места семье были забронированы и их сразу встретил хозяин и торжественно провёл на виду у публики на свои места. Питейных заведений для простой публики была масса, но салун имел небольшую постоянную труппу певцов, танцоров и музыкантов, потому вход был платным и привилегированным. Тони уже сидел рядом со стойкой бара и непринуждённо вертел свою кружку портера, словно что-то нашёптывал ей. После очередного выступления шансона, наступила пауза и Шарлотта твёрдым шагом, словно делала это каждый день, направилась к клавесину и села на табурет. Прогнав гамму, она вдруг взяла басы и запела одну из тех старинных песен, после которых у воспитательниц руанского пансионата выступали слёзы. Она пела по-французски, слегка подыгрывая себе в тональность. Зал не дышал, было слышно, как за стеной салуна чья-то привязаная лошадь жевала овёс,
вся обслуга замерла в служебных дверях - были зачарованы - Шарлотта пела о молодой умирающей девушке - невесте молодого охотника, которую он не смог спасти
от лап раненого им зверя. Женщины рыдали. Тони тихо встал и вышел из салуна. Шарлотта тоже встала и пошла на своё место. Шквал аплодисментов нарушил тишину салона, а Генри, Амалия и Саманта были в трансе и обнимали Шарлотту со слезами на глазах Утром вышел местный "Курьер" с известием о новой фее сезона. Но это было завтра, а сегодня, когда компания вернулась в апартаменты, Шарлотта обнаружила у себя в номере на столе огромную вазу со свежими камелиями. Кто и откуда достал и доставил камелии не было долгой загадкой. В самый разгар аукциона, тысячи голов скота направлялись на чикагские бойни, а на банковских счетах некоторых участников празднества появились круглые суммы, в номер Дяди Генри постучался Тони и попросил руки Шарлотты. Затем встал перед ней на колено, взял её протянутую руку в свои ладони и покрыл её поцелуями. Шарлотта шагнула к нему вплотную и прижала его голову к своему лону, дав таким жестом понять, что согласна.
................................

Пьер Огюст Ренуар. Портрет актрисы Жанны Самари

Влюблён художник в красоту,
на свой манер влюблён,
прекрасней нету из натур,
в ней Пьер Огюст силён.

И вот, в театре рождена,
краса - упасть, не встать -
( об этом ведает она)
ей выпал фарт - блистать.

Краса из всех сочилась пор -
Ну - фея во плоти,
никто не знал, что очень скор
конец её пути.

Ей был Христа отпущен век,
венец же был иной -
для многих тысяч человек
она была звездой.

Хмельной от здравиц и речей,
влюблённый Пьер, живой,
шандал на тысячу свечей
ей ставит за спиной.

Священнодейства долог срок,
японской ширмы фон...
Доныне, презирая Рок,
живут она и он!

..............................

ЭПИЛОГ

Дорогой читатель! Автор просит прощения у привередливых и дотошных блюстителей исторической правды за некоторые неувязки в соблюдении дат. Начну с того, что в 1830-м году, когда дядюшка Генрих (Генри) прибыл на "Паккарде" в Париж, в Америке ещё не существовало фирмы, производящей "Паккарды", как не было ещё на свете Ренуара - он родился в 1841 году, бензин ещё в Европе не продавался,
хотя многие из моих героев уже существовали, кто-то был прообразом других, уже придуманных мною. Да и трансатлантических рейсов не было ещё, а "Голубая Стрела" только вышла в первый рейс в 1892 г. Вскоре появился"Титаник", "Олимпик" и другие лайнеры и с тех пор многое стало известно широкой публике с появлением радио, кинематографа.
Меня увлекло время Великой Французской Революции и мне хотелось увязать всё, о чём здесь написано, с ней. Люди жили, творили, влюблялись, производили потомков всегда, даже в жуткие времена, а тема любви вечна. В моей рубрике ВЕРНИСАЖ Пьер Огюст Ренуар занимает достойное место по числу посвящённых Ему экфрасисов. С тем остаюсь. Автор.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (1 голос)