Густынский монастырь

Мы стараемся познать красоты, посетив далекие страны. Для этого мы преодолеваем огромные расстояния самолетами, железной дорогой, пароходами и автобусами, расходуя на это все наши сбережения. И только на склоне лет я поняла, что самое прекрасное я еще не посетила здесь, у себя на Черниговщине.

Мы восхищаемся героями романов, стремимся быть похожими на них, а возле себя не видим жизнь любящей семьи, достойной восхищения и написания романа.

С семьей Мокий меня свела судьба. Это была молодая супружеская пара, имевшая двух дочерей. Все мы работали в районной больнице. Володя Мокий работал водителем на «скорой помощи», а Лида – его жена, бухгалтером.

Говорят, что супружеские пары созданы на небесах, если они во всем похожи между собой. В этом случае это было действительно так. Володя и Лида были как одно целое: высокие, стройные, со светлыми волнистыми волосами и небесной голубизны глазами. Они были трудолюбивые, общительные, веселые и имели мягкий, покладистый характер.

Володя любил в свободное от основной работы время усовершенствовать свою усадьбу, Лида держала дом в идеальной чистоте. Еще они очень любили принимать гостей. Лида умела и любила готовить изысканные угощения. Их малютки подрастали в любящей семье. Молодая чета стремилась и детей своих воспитать общительными, всесторонне развитыми и для этого не жалели ни средств, ни времени.

Прошло с тех пор около сорока лет. Приехав в родной городок, я случайно увидела Володю Мокия, сразу же его узнала. Такой же высокий, стройный, с приятной улыбкой и голубыми глазами.

- Здравствуй, Володя! – произнесла я.

- Здравствуйте. Простите, вы, наверное, ошиблись?

- Это я так постарела, что ты меня не узнаешь? – продолжила я.

- Простите еще раз, но я вас не знаю.

- А Вера Рудькова тебе знакома?

Присмотревшись, покраснев, он стал меня обнимать и приговаривать:

- Надо же! Что жизнь делает с людьми? Ты ведь была тоненькая, хрупкая, а сейчас не хватает рук, чтоб обнять тебя. Все! Прекращаем разговор и пойдем к нам домой. Лида очень обрадуется.

- Пока не могу. Я иду на прием к врачу, - ответила я.

- Нет проблем. Обменяемся телефонами, и первый твой визит – к нам.

Стояла теплая золотая осень. Весь городок покрыт был зелено-желто-багряной листвой. По улицам у палисадников цвели хризантемы, чорнобривцы и георгины. Старые хатки, крытые соломой, заменили на добротные коттеджи. Уже не было тех высоких каменных заборов. Их сменили ажурные палисадники, за которыми сверкали чистотой ухоженные дворы. Я радовалась за людей, которые умели и любили трудиться, и в то же время гордилась, что я родом отсюда.

Придя к Ирине, где всегда я останавливалась, сразу же рассказала ей о встрече с Володей Мокием. Ира, прервав меня, сказала:

- Лида, его жена, уже оборвала телефон. Все приглашает нас к себе в гости. Но мы договорились «убить два зайца». У них есть автомобиль, а ты никогда не видела монастырь в Густынье. Это тридцать пять километров отсюда. Завтра утром мы отправляемся с ними в монастырь, а по возвращении побываем у них в гостях.

На второй день рано утром мы уже ехали в монастырь. Теплое солнечное утро располагало к беседе.

Чета Мокиев в настоящее время были уже на пенсии. Дочери их, получив высшее образование, вышли замуж и живут в больших городах, имея свои квартиры, но довольно часто навещают своих родителей, оставляя на летние каникулы своих детей.

Проехав в Густынь и подъехав к монастырю, у нас захватило дух. Мы увидели новые великолепные сооружения за высокой розовой каменной оградой.

Вход в монастырь был у основания величественного храма. На территории Густыньского Свято-Троицкого женского монастыря было пять действующих храмов. По всей территории монастыря между мощеными дорожками раскинулся фруктовый сад. В это время монахини несли свое послушание, собирая яблоки и сгребая листья в целлофановые мешки. Миром и благодатью дышало вокруг.

Затаив дыхание, мы осматривали уникальные реставрированные храмы, которые украшали чудесные фрески.
В это время службы в храмах не было. Недалеко от входа в монастырь, на его территории стояла церковная лавка. Зайдя туда, мы удивились разнообразию церковного товара. Здесь были и лечебные травы, собранные послушницами монастыря, и мед с монастырской пасеки, и кадила, и серебряные изделия, и церковная литература, и иконы в дорогих окладах. Монахиня, предлагавшая этот товар, оказалась очень общительной и душевной. Ей было не старше двадцати лет.

И тут Ира вспомнила, что в этом монастыре живет ее знакомая – бывшая сотрудница спиртзавода – Елена Тихоновна Половко. В миру, до самой пенсии, она была заведующей лаборатории спиртзавода. В то время Ира работала там кладовщиком, и по специфике работы им приходилось довольно часто общаться.
- Как можно увидеть Елену Тихоновну Половко? – спросила у монахини Ирина
.
- Сейчас я вас отведу к ней. В настоящее время она схимонахиня Серафима, - ответила продавец.
Закрыв магазин, монахиня повела нас в сторону трапезной. Возле крылечка в автоматической коляске сидела пожилая монахиня. Это и была схимонахиня Серафима. Подойдя к ней, монахиня, поклонившись, спросила разрешения обратиться, чтобы представить гостей. Пожилая монахиня, осенив всех крестом, утвердительно кивнула головой.

Ира, узнав Елену Тихоновну, подошла к ней, а та, в свою очередь, узнав Ирину, подняла руки для объятий. Они расцеловались. Ира представила меня:

- Это Вера Рудькова. Ее отец работал с нами на спиртзаводе.

- Как же, знала Павла Пантелеймоновича. Очень был видный мужчина и с огромным юмором. Всем женщинам уделял внимание. В то же время был очень порядочным человеком, но с хитрецой. Помню, звонит мне в лабораторию из кочегарки и просит: «Тихоновна, завтра выходной день, да еще и церковный праздник. Я приду к тебе с лампочкой, наполни ее спиртом, чтоб и я почувствовал праздник». В то время перегоревшие электрические лампочки не выбрасывали, а, убрав внутренность, использовали как тару. Ну сколько туда войдет спирта? Двести граммов от силы. Я, естественно, пообещала налить. В конце рабочего дня он заходит ко мне с огромной лампочкой ватт на двести, куда входит около бутылки. Я возмутилась, а он парировал: «Тихоновна! Договор дороже денег. Ты пообещала, что нальешь мне лампочку, тогда плюнь в мое красивое лицо, если это не лампочка». Посмеялись, и все-таки наполнили эту лампочку.

Мне сейчас восемьдесят пять лет. Отец твой был старше меня на четырнадцать, а мне казалось, что он был старше меня на целую эпоху. В то время я дружила с Людмилой Матвеевной Поспеловой – главным химиком завода. Она жила с нами в одном доме. Я часто ходила в гости и видела, в какой бедности вы жили. Я никогда не выходила замуж, выросла в семье священника, никогда не испытывала нищеты, но видя, как твоя мама трудилась, работая у чужих людей за кусок хлеба, чтобы прокормить семью из семи человек, я без слез не могла на нее смотреть. У твоего отца тоже была тяжелая работа. Отработать кочегаром восемь часов нужно было крепкое здоровье и хорошее питание. А откуда питание, когда оклад кочегара был триста рублей. Вот я ему и наливала эту лампочку на выходные дни, чтобы эта постоянная похлебка с фасолью могла усвоиться в его здоровом организме. Да что это я разговорилась? Пока нет службы, я вам покажу наши действующие храмы.
Серафима, нажав на подлокотнике коляски ручку, направилась к храму. Рассказывая про восстановление этого монастыря, она, оставив коляску у входа, провела нас по всем храмам. Описать красоту этих храмов невозможно. Такого великолепия я не видела за всю свою некороткую жизнь. За пятнадцать лет игумения Вера совершила чудо. Из сплошных развалин были восстановлены и реставрированы уникальные старинные здания.
В 1845 году этот монастырь посетил Тарас Шевченко. Свидетельством этого остались акварели его: «Трапезная церковь в Густыньи» и «Церковь Петра и Павла».

Сейчас в монастыре находится 50 послушниц. В монастыре огромное подсобное хозяйство: большая пасека, стадо коров, птичник, автопарк, своя сельскохозяйственная техника и огромные земельные угодья. Все жители вокруглежащих сел обеспечены работой. На территории монастыря кроме благоустроенных келий имеется гостевой дом для паломников. Все послушницы вегетарианки. В трапезной целый день стоят на столе сметана, творог, мед и фрукты.

Хотя монастырь подвергался многим пожарам, запустениям, сейчас это оплот Православной веры и национальной святыни. 19 июня 2000 года отпраздновали 400-летие Густыньского Свято-Троицкого женского монастыря. Малиновый звон колоколов Густыньской обители приветствовал тысячи мирян и высокого духовенства, пришедших поклониться чудотворной иконе Густыньской Богоматери.

19 мая 2003 года настоятельница Густыньского монастыря игумения Вера была награждена Орденом Княгини Ольги II степени, который вручил ей Президент Украины в Мариинском дворце.

Все это рассказала нам схимонахиня Серафима, которая прежде, чем стать помощницей игуменьи, восемь лет шила зимние валенки для монахинь. Она смотрела на нас умными, добрыми, излучающими теплоту глазами, поражая нас своей образованностью. Ежедневно читая газеты, она знает про все проблемы мирян и про все недоразумения у власти. Еще Серафима рассказала, что восстанавливать монастырь помогали добродетели, такие, как Владимир Федорович Лябах, Лидия Александровна Клименко и многие другие меценаты. Потом Серафима сводила нас на монастырский погост. Могил там было мало. Подведя меня к одной могиле с дубовым, массивным крестом, произнесла:

- Поклонись праху отца Ополоныка. Это он тебя крестил, так как в войну и сразу после войны он один был священник в нашем приходе.

Это посещение монастыря еще раз доказало, что мы очень плохо знаем свою малую родину. Стыдно и обидно, что этот уникальный монастырь посещают паломники со всех стран, а я про него узнала только на склоне лет.

Получив от схимонахини Серафимы автограф в буклете Густыньского Свято-Троицкого монастыря, мы с ней обнявшись, попрощались, унося теплое чувство благодарности и восхищения этой необыкновенной женщиной.

Возвратились из монастыря в дом Володи и Лиды. Дом был добротный, усадьба ухожена. Невзирая на осень, вокруг дома и в доме благоухали цветы. В квартире была идеальная чистота и уют. Но сильнее всего удивила Лида, когда накрыла стол, который был заставлен яствами, как на свадьбу. Когда она успела все это приготовить? О нашем визите они узнали только вчера, а сегодня она с мужем осматривала вместе с нами монастырь. Да! Счастливые браки совершаются на небесах. Эта крепкая, дружная семья подтвердила это.
Мир и любовь вам, крепкого здоровья и долголетия, мои дорогие друзья

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет