ФОРМУЛА СТАНОВЛЕНИЯ.

Особенностью крымского литературного пространства конца ХХ и начала ХХ1 веков является ярко выраженное стремление отождествить свой общественно-социальный уклад, мировоззренческие и культурологические принципы с аналогичными принципами России тем более, что нахождение в течение двух десятилетий в составе Украины, свершившей резкий уход из общего русского мира, такое стремление только усилил. Сонет как жанр, хранящий длительную временнУю связь с каноническими особенностями в выборе тематики, особой формой построения текста до сей поры не утратил своей актуальности, а наоборот - вновь обрёл её и принял на себя усилия крымского литературного поля выразить эти устремления именно в сонетной форме в виде венков. Каждый пишущий считает свой труд не напрасным. Единицы пишут "в стол", для себя. Те, кто с длительным литературным стажем, стараются быть изданными и испытывают трепет и радость,взяв в руки собственный томик - а "иначе зачем на земле этой грешной живу". Это одна сторона деятельности.Есть и другая. Увидеть документ признания своей полезности обществу в виде труда специалиста по разборке и анализу опусов пишущей братии. Тут уже берёшь в руки (если такая возможность случится!)с биением сердца, веря и не веря в чудо работу маститого аналитика. Вот о таком "чуде" я и веду речь, предварив его написанным выше и далее.Труд Людмилы Корнеевой - дилогия: "КРЫМСКИЕ СОНЕТЫ КАК ГЕОПОЭТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН" вызвала и у меня такой же душевный трепет и волнение. Сначала я бегло просмотрел присланный мне том, затем внимательно начал читать посвящённую моей сонетиане главу и поразился громадности той работы, что проделала Корнеева, одевая лавровый венок на каждую упоминаемую голову. Анализ буквально каждой строчки, да ещё вкупе с разборкой классиков - А.С.Пушкина, М.Волошина, А.Мицкевича и др. Я в этом ряду оказался шестым. Представьте, читатель, мой шок и трепет - я ничего подобного не ожидал ниоткуда. Но вот нашёлся удивительный ценитель и знаток и вытащил меня из Леты, в которую я себя отправил, ни на что более не надеясь. Торжество случая! Повторю только - работа Людмилы Корнеевой - квинтэссенция трудолюбия, любви к Крыму, его процветанию, уникальная способность к анализу, философско-этическое мышление и даже космические построения в сфере общеобразовательной неразрывности литературного процесса в лоне общечеловеческой деятельности.

Нельзя пройти мимо второй части дилогии, продолжающей конкретный разбор отдельных работ крымских сонетистов. Одно дело, когда пишешь по своему разумению и сложившейся практике какую-нибудь околонаучную статьью в плане публицистики, и совсем другое - проникновение в букву и дух чужого построения, понять душевное состояние и мировоззренческий уклад, его имманентную составляющую и долгосрочную перспективу исследуемого субъекта. Тут уже не только дотошность, присущая исследователю, но и кровная заинтересованность в положительном исходе работы, ревность при совпадении мировоззренческих принципов уже в самом подходе к описываемым событиям или литературному канону.Тонкое проникновение в чужую душу -
залог успеха в анализе предложенных концепций, в которых сам автор бывает порой противоречив и неустойчив.В такой ситуации исследователь должен дать единственно верный вывод, либо наиболее общепонятное предположение (гипотезу) Причём не только дотошно, но и с любовью. Всеми этими качествами обладает Людмила Корнеева, входя в мельчайшие детали подтекста, связывая их золотой цепочкой замеченной ею неочевидности. И так по всему полотну сонетианы. При таком открытии, сделанном мною (думаю, я не одинок в этом)становишься более доверчивым к прочитанному и увереннее в выводах в отношении собственных произведений. В общем, придя к пониманию полезности своего творчества и заинтересованности читателей (иначе откуда взяться ценителям и аналитикам?)чувствуешь необходимость рассказать о собственном пути на Парнас.

Писать я начал поздно – в 1998 году, выйдя в 1997 году на пенсию. К этому времени вся деятельная часть жизни уже прошла и накопилось огромное количество впечатлений разного плана, начиная от начала войны, фашистской оккупации, освобождения, победы, школьных лет, семейной жизни и форм досуга. Пройдя службу в Сов. Армии и работая затем в сфере услуг, общаясь непосредственно с обслуживаемым контингентом, выработал в себе мировоззренческие принципы и социально-политические взгляды – в общем, всё то, что необходимо иметь Человеку и Гражданину. Всё это наполнение, дойдя до определённого максимума, потребовало выхода и я стал чувствовать необходимость самовыражения, ибо был ещё и заядлым читателем. И в этой области тоже сложились свои предпочтения. В 1991 году распался Союз – наша единая Родина и писательский Союз СССР разбежался по своим национальным норам, продолжая размножаться на периферии. Вместе с Ком.партией утратила авторитет и просто исчезла цензура. В Крыму появилось три Союза писателей и инициативные литературные деятели развернули свою деятельность по привлечению самодеятельной писательской массы к объединению в литературные объединения и союзы. Почти по всем городам Крыма такие объединения состоялись. Почувствовав свою определённую состоятельность, поэты и прозаики начали наращивать профессиональные мускулы и самостоятельно издаваться, благо, появились многочисленные частные издательства. Таким образом в 2004 году я был принят в Союз писателей Крыма, имея полноценный сборник «Заповедник снов», а к 2009 году их было уже четыре. Достигнув к этому времени определённого уровня поэтического мастерства, я сделал важный для себя вывод - необходимо найти свою поэтическую нишу и начать осваивать прозу, поскольку в памяти осел богатый пласт впечатлений и событий, ещё в начале своего увлечения стихосложением я начал повышать уровень знаний правил стихосложения, затем наступил черёд ознакомления с жанрами, поскольку ямбы и хореи стали обыденностью для большинства из нас. Придя к мысли, что классиком мне не быть – слишком много конкурентов, я начал искать для себя жанр, в котором для меня открывалась возможность стать заметным в крымском поэтическом поле. В один из юбилеев Рождения, мой шурин – старший гид-переводчик Интуриста, поклонник моего творчества и сонетов, подарил мне альманах-фолиант английских сонетов, что сильно подстегнуло мою активность в этом жанре.
Ко времени подарка у меня было 7 венков и на сегодняшний день их уже 11 и около полсотни сонетов! Мои венки заинтересовали специалистов и некоторые из них были опубликованы в разных альманахах и в специальных изданиях на основе отбора. По складу характера – я ведомый и хороший исполнитель, так что рамки канонов сонета меня не стесняли, наоборот, я люблю искать выход в решении более сложной задачи, чем свободная строка и это у меня получается. Ещё я хорошо вписался в жанр ЭКФРАСИСа.
В нашем Литературном Обществе имени А.П.Чехова в Ялте, где закрепилось около 30 человек литераторов, у меня,к сожалению, нет конкурентов в этих жанрах. Самый первый венок, который я написал быстро, но потом долго шлифовал, добиваясь единства формы и содержания, называется «Всевышнего на всём лежит печать».
И результаты не заставили себя ждать!К моменту написания этой статьи
у меня был закончен 11-й венок, "Крым наш", написанный по заказу к изданию второго альманаха крымской сонетианы!
На этом заканчиваю свою исповедь!

ВЕНОК СОНЕТОВ
"ВСЕВЫШНЕГО НА ВСЁМ ЛЕЖИТ ПЕЧАТЬ!"

"Ищу я в этом мире сочетанья
прекрасного и вечного..." "Ночь" И.Бунин
1
Ищу я в этом мире сочетанья
добра и зла, присущего векам,
в объятьях гробового ли молчанья,
иль погрузившись в суету, бедлам.

Пусть мне простятся тщетные исканья -
до истины хотел дойти я сам -
она на алтаре лежит Страданья,
но не посмел войти я в этот Храм.

Страданьем не наказан, хоть и грешен,
вселенский грех не давит на меня,
и не боюсь геенного огня -

Судьбы я благосклонностью утешен.
Желание в себе я отмечал
познания божественных начал.

2

Познания божественных начал
влечёт к себе таинственная Сила -
могучести Атлантова плеча
и предсказаний пламенных Сибиллы.

В крови порой вскипает, горяча,
пьяня, как мексиканская текила.
Познаний жажда - яркая свеча,
огнём она горит неугасимым.

Пусть будет осиян Её чертог,
звучит пусть упоительная Лира
и в царствие непознанного мира

в веках открыты тысячи дорог.
И вечною притягивает тайной
небесных тел далёкое мерцанье.

3

Небесных тел далёкое мерцанье -
Венеры зов, порою близкий Марс,
Селены вековечное сиянье,
и Козерог, и Лев, и Волопас -

их царственных имён сильно влиянье,
и чёрных дыр, чей свет давно угас,
и тайны Бытия, и Мирозданья -
всё издавна притягивает нас.

Но это всё пока ласкает глаз,
а тайна за пудовыми замками,
и мы себя лишь тешим именами,

им данными за тыщи лет до нас.
Нам Бог с доисторических начал
Земли велит осваивать причал.

4

Земли велит осваивать причал,
но лик её не портить неуменьем.
Леса и воды в панике "кричат",
теряя в безысходности терпенье.

Богатства чрева в доменных печах
мы плавим, соревнуясь с изверженьем,
на берегах журчащего ручья
нередко встретишь хлам и испражненья.

И буйствуют цунами, и потоп
бушует на местах, когда-то чистых,
и сносятся дома, дороги быстро.

Мы молимся в церквах, чтоб Бог помог,
но тщетно нам на Бога упованье -
ответственными быть должны деянья.

5

Ответственными быть должны деянья
в порывах, в озарениях ума,
в масштабности открытый, в ликованьи
богатым урожаем в закромах.

Но долгое в оружьи состязанье,
политиков заносчивых размах
встречает бездна Космоса молчаньем,
с печатью вечной тайны на устах.

Нам непонятны многие знаменья,
что Высший Разум подавал векам,
что прорицал нам мудрый Нострадам,

но в Библии гарантия спасенья,
и суть её давно пора понять:
ВСЕВЫШНЕГО НА ВСЁМ ЛЕЖИТ ПЕЧАТЬ!

6

Всевышнего на всём лежит печать:
в заветной силе крестного знаменья,
в способности угодий воскресать
при влагою небесной орошеньи.

Вовеки суждено не угасать
пернатому пленительному пенью,
и солнышку над водами сиять,
и зреть плодам, и ветра дуновенью.

И Колыбель нам следует беречь,
быть осторожными в своих дерзаньях,
не потрясать устоев Мирозданья,

коль не стремимся в Огненную Печь.
А от Него одно лишь наказанье:
великое любовью истязанье!

7

Великое любовью истязанье
ОН уготовил нам и принял смерть,
за все грехи людские воздаянье -
распятие нам вечно лицезреть,

и вечно ожидать небесной манны,
и, не дождавшись, просто умереть,
и не услышать по себе осанну
или в Геенне Огненной сгореть.

ОН милостью своей благословит,
кто верует в Него, смирив гордыню,
склоняет перед Ним смиренно выю,

а те вкусят, в чьих душах Бог забыт,
удары сатанинского бича
и вечный страх Дамоклова меча.

8

И вечный страх Дамоклова меча
привычен миллионам, и привычка
перестаёт угрозой в мозг стучать -
становится грозой сугубо личной.

В житейской суете сует обычной
расслабиться даёт и поскучать,
и атеизмом ВЕРЕ докучать,
разгульной жизнью антиаскетичной.

Единосущность ВЕРЫ не видна -
идёт война религий и сектантство
разъединяет, порождая чванство,

и вот уже ликует Сатана.
Но истина нас радует сияньем:
ЕГО любовь - природы ликованье.

9

ЕГО любовь - природы ликованье:
бессменная лазурь античных вод,
зелёных трав безбрежных колыханье
и краткость бурь, мутящих небосвод.

Даровано нам чудо созерцанья
сезонов смены друг за другом в год:
то мёрзнет антипод, а мы в сияньи,
то мы в снегах, а он - наоборот.

Нам в этой смене радости даны:
утра рассвет, наполненный любовью,
с пьянящею, бушующею кровью,

влекущих за собой приход весны.
Дарят неиссякаемою новью
и солнца луч, и лунный блеск волны.

10

И солнца луч, и лунный блеск волны
в веках любовью наполняют сердце,
и лица добрых душ озарены,
и от любви им никуда не деться.

Но тут и там суровый лик войны
грозит народам страхом интервенций,
а Молох не дарует индульгенций,
и злобою сердца опалены.

Но есть на каждый яд свой антидот
международных форумов и съездов,
он укрепляет у людей надежду,

что время примирения придёт.
Придут понятья чётки и ясны,
и буйное кипение весны.

11

И буйное кипение весны
разбудит в нас любовь и вдохновенье,
понятней станет явь и ярче сны,
а значит, и понятней сновиденья.

Польются звуки тронутой струны,
умолкнут пушки, станет слышным пенье,
и горечь нераскаянной вины
заменится мажорным настроеньем.

И мы оценим лета благодать,
и пищу даст обласканная нива,
осознанною станет перспектива,

что лучше не крушить, а создавать.
И радость даст нам это осознанье,
и томное природы увяданье.

12

И томное природы увяданье
нас щедростью своей ошеломит,
её самозабвенный колорит
разбудит в нашей памяти преданья

о силе и величии дерзанья -
им вдохновлялся славный наш ПИИТ,
звал к милости и к падшим состраданью -
призыв Его и ныне не забыт.

И зимний хлад дарить нам будет бодрость,
а не унылость стуженых квартир,
и радовать нас будет вечный мир,

и добродушие вселять в нас и весёлость.
Ну а пока...даруют нам морозы
и радости, и горестные слёзы.

13

И радости, и горестные слёзы
проходят - так твердит Экклезиаст,
спокойствие сменяют нам угрозы,
и если не было чего, так Бог подаст:

Писателям - воинственную прозу,
поэтам - вдохновения экстаз,
в засушье изойдут дождями грозы,
и свечи озарят иконостас.

И Лира зазвучит с особой силой -
её уже востребован приход,
уже светилом сделан поворот,

и долго греться нам в лучах светила,
и воспевать в поэзии и прозе
и боли явь, и сладостные грёзы.

14

И боли явь, и сладостные грёзы -
не антиподы, а Единосуть.
Дубы и сосны, ели и берёзы
все вместе - лес, их ветру не согнуть.

И Индивид держать не должен позу -
его всегда легко с пути столкнуть,
а сообща мы справимся с угрозой,
и легче сообща осилить путь.

Об этом сам с собою рассуждаю,
делюсь с друзьями, выношу в печать,
поскольку Бог велит мне не молчать,

и я вопросы вечные решаю:
Добра и зла, веселья и страданья
ищу я в этом мире сочетанья.

МАГИСТРАЛ

ИЩУ Я В ЭТОМ МИРЕ СОЧЕТАНЬЯ,
ПОЗНАНИЯ БОЖЕСТВЕННЫХ НАЧАЛ,
НЕБЕСНЫХ ТЕЛ ДАЛЁКОЕ МЕРЦАНЬЕ
ВЕЛИТ ЗЕМЛИ ОСВАИВАТЬ ПРИЧАЛ.

ОТВЕТСТВЕННЫМИ БЫТЬ ДОЛЖНЫ ДЕЯНЬЯ,
ВСЕВЫШНЕГО НА ВСЁМ ЛЕЖИТ ПЕЧАТЬ:
ВЕЛИКОЕ ЛЮБОВЬЮ ИСТЯЗАНЬЕ
И ВЕЧНЫЙ СТРАХ ДАМОКЛОВА МЕЧА.

ЕГО ЛЮБОВЬ - ПРИРОДЫ ЛИКОВАНЬЕ:
И СОЛНЦА ЛУЧ, И ЛУННЫЙ БЛЕСК ВОЛНЫ,
И БУЙНОЕ КИПЕНИЕ ВЕСНЫ,

И ТОМНОЕ ПРИРОДЫ УВЯДАНЬЕ,
И РАДОСТИ, И ГОРЕСТНЫЕ СЛЁЗЫ,
И БОЛИ ЯВЬ, И СЛАДОСТНЫЕ ГРЁЗЫ.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (1 голос)