ЧАДРА.

Не буду уточнять, как оказалась ТАМ.
Я шла по узкой улице с высоким, по обеим сторонам каменным забором. Шла, периодически оглядываясь, облегчённо вздыхая и думая: «Наконец-то, оторвалась от них».
Люди, шедшие мне навстречу, одетые по-восточному, не по-доброму оглядывались на меня. Через какое-то время, когда от женщины в чадре мне в спину прилетел камень, я поняла: им явно не нравилось, как я одета. На мне были коротенькие шорты и футболка.
Что же делать?
Через забор увидела сохнущую на верёвке чадру. С большим усилием стащила её и надела. И сразу почувствовала себя очень защищённой. На меня больше никто не обращал внимания. Теперь я шла свободно. Я могла смотреть, куда хочу и как хочу. Приближался вечер, ну а за ним последует незамедлительно ночь. Мне надо было где-то заночевать, и поэтому я стала внимательнее оглядываться: в незнакомой стране надо быть осмотрительной, чтобы не навлечь на себя подозрения. Я заметила, как в двухэтажное здание заходят женщины. Здание было, видно, явно нежилое. Я последовала за двумя женщинами, которые переговаривались между собой на не понятном мне языке. Зайдя, сразу поняла: это больница. Те женщины стали подниматься на второй этаж, а я пошла по пустому коридору первого этажа, заглядывая в каждую дверь. И вот, в конце коридора - пустая палата с четырьмя койками. Я зашла, огляделась и присела на краешек койки; чувствовалась усталость в ногах. Здесь работал кондиционер и ощущалась приятная прохлада. Захотелось снять чадру, но не стала это делать, так как за дверью послышались шаги. Я быстро забежала в туалетную комнату, которая находилась здесь же. В приоткрытую дверь я увидела европейскую девушку в белом халате. Она что-то принесла на подносе. Я стояла и ждала, не очень переживая. Я думала: «Если она сюда зайдёт, я просто молча выйду и, не отвечая на её вопросы, пойду к выходу. Как хорошо, что на мне эта чадра. Можно ходить, просто молчать и никому ничего не отвечать. Ну, мало ли что там у меня, да и вообще…
Послышались шаги, и я услышала, как эта девушка вышла. Я приоткрыла дверь, посмотрела в коридор: там было пусто. Оглянувшись, увидела, что на каждой тумбочке лежали в тарелочке очень красивые аппетитные пряники, а на столе стоял графин с водой. Я подошла и с каждой тумбочки взяла по одному прянику. И тут же сразу, запивая водой, съела все четыре. Подумала , что эти пряники кстати, так как кушать очень хотелось. За окном уже было темно. Прислушалась. За дверью тоже было тихо. Я покосилась на пряники: может, ещё по одному? Или вообще все забрать? Интересный у них тут обычай: пряники даже по пустым палатам разносят? Я поискала в чадре карманы. Они оказались большие и вместительные. Я собрала с тумбочек все пряники и рассовала по карманам, думая: «Утром надо пораньше встать, а пряники мне очень пригодятся потом». Посидев немного на кровати, я осторожно прилегла и не заметила, как заснула. Проснулась от того, что меня кто-то тряс за плечо…
Я проснулась как во сне, так и на яву.
На яву меня разбудил муж.
А вот кто разбудил меня во сне?..
Жаль, что недосмотрела свой сон…
Так хотелось узнать, что там дальше будет?..

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет

Рецензии

аватар: Ирина Ханум (Столярова)

80-е годы. Базар в Латакии

 (Из цикла "Востока пряный аромат")

Иду в Латакии по улочке
На ближний маленький базар.
Куплю лепёшки, с сыром булочки,
Где лавкой ведает Мирза.

Блестит циркон в витке закрученном,
Браслет купается в лучах.
Слова арабские заучены,
Но у меня не так звучат,

Как нужно здесь. Не будет морщиться
В ответ радушный продавец.
Куплю лимоны с тонкой кожицей,
А рядом блеянье овец

В загоне крытом. Дальше – сладости:
Нуга, шербет и пахлава,
Лукум, халва и горкой пряности.
Хозяин – сухенький Сафа.

Дымятся тлеющие палочки,
Вдыхаю сладкий фимиам,
И джином чудится мне лавочник,
Волшебным кажется бальзам

В кувшине старом с паутинкою
Застывших трещин по бокам,
С восточной тусклою картинкою,
Не сдавшейся былым векам.

Торговец платьями и юбками
Стоит в распахнутых дверях.
Советских женщин кличет Любами.
Седины в сросшихся бровях.

А я иду рядами узкими,
С утра волнующе свежа,
И грудь укрыта лёгкой блузкою,
Она не то, что паранджа.

Шелками гладят взгляды беглые,
Восторг ловлю в мужских глазах.
Чужая, смелая и белая,
Заколка в пышных волосах.

Глухое твёрдое молчание:
Чужая женщина – табу.
А я ищу лавчонку чайную,
Улыбку пряча на ходу.

20.09.2015г.

© Copyright: Ирина Ханум, 2015
СТИХИ.ру

... И никто вслед камнями не бросался.

аватар: Галина Булахова

НО, ведь это же просто СОН.
А там мы не властны...