В больнице. Палата №7

Полностью обследовав мои внутренние органы, сделав рентгеновский снимок левого коленного сустава, меня привезли в мою палату №7. Хотя у меня обнаружили свежие две язвы желудка, острый холецистит, деформирующий артрит, моей душе стало легче. Теперь я узнала причину диких болей и врачи знали, как с ними бороться.

Мне очень повезло, что я попала в палату, которую вел специалист высокого класса, хирург Козлов Алексей Николаевич. На первый взгляд показалось, что он куда-то торопится и не слушает жалобы пациента, а только оговаривает те проблемы, которые могут лишить жизни пациента. Это я хорошо осознала, пролежав на больничной койке 15 дней. Он доходчиво объяснил, что в первую очередь нужно снять воспаление желчного пузыря, которое может в любую минуту натворить беды.

Когда сняли воспаление ж. п., доктор предупредил, что в ближайшем будущем необходимо хирургическое вмешательство, потому, что камни желчного пузыря никуда не исчезли, да еще эта бомба замедленного действия – наличие там полипов. Но прежде надо срочно лечить две свежеприобретенные язвы желудка, пока они не кровоточат.

Я счастлива, что попала в палату к лучшему доктору, который за свои десятки лет хирургической практики, выполняя свои операции с ювелирной точностью, еще оказался и замечательным человеком, умеющим сострадать и сопереживать. Он, невзирая на то, что это хирургическое отделение, продолжал лечить и мой коленный сустав, предварительно вызвав врача ортопеда на консультацию, прописал мне сеансы УВЧ прямо на больничной койке и компрессы на сустав.

Я сама виновата в приобретении этих язв. Целый месяц пила диклофенак от болей в суставах, а его нужно пить не более трех дней. В прошлом году у меня тоже было воспаление правого коленного сустава. Меня дети привезли на прием к ортопеду в 11 часов утра, но оказалось, что к нему на прием уже была огромная живая очередь. К врачу я попала только в 18 часов вечера. Получив предписание по лечению, я уже к нему не ходила, а дома принимала все назначения и ставила компрессы. Моя приятельница, бывшая операционная сестра, ставила мне уколы. И сейчас, посмотрев прошлогоднее предписание, лечила так же левый коленный сустав. Моя бывшая медсестра сейчас находится в Китае, я уколы я не принимала, а пила обезболивающее и ставила компрессы. Вы спросите: «Почему ты не обратилась к ортопеду?»

Отвечу. У меня были такие боли, что почти ползком я передвигалась по квартире. Попыталась вызвать на дом врача ортопеда, но мне ответили по телефону, что в Ялте половина жителей с больными суставами и на всех врачей не хватит. Я должна записаться на прием и лечиться амбулаторно. Вот я и пыталась диклофенаком облегчить боли, а результат – две язвы желудка и острое воспаление желчного пузыря. Все это я описываю для тех, кто пытается заниматься самолечением…

Продолжая лежать в койке, стала осматривать палату и её обитателей. Напротив меня была койка миловидной, моложавой женщины Светланы из Гурзуфа. Сейчас её повезут на операцию по удалению пупочной грыжи. Видно, что волнуется, но не подает виду. Пытается шутить. Возле неё дочь, которая волнуется больше мамы. Дочь сама медработник и понимает серьезность операции. После консультации терапевта, анестезиолога и хирурга, её увозят на операцию. Вскоре от дочери узнали, что операция прошла благополучно и она в послеоперационном блоке, а на её место привезли Любашу после подобной операции из реанимации.
К вечеру поступила новая больная – татарочка Айше. Женщина 72-ух лет. Привез её сын Али-Розе. Вскоре приехала и дочь Ление. Вы хнаете – я восхищена этой семьей. Между ними царят взаимопонимание, искренняя забота и любовь. В детях Айши меня поразило уважение к пожилым людям, даже к мало знакомым. Простой пример. Туалетная комната хирургического отделения находится в конце коридора и с моей больной ногой очень тяжело добираться туда. Держась одной рукой за стену, а другой опираясь на трость, я продвигалась к месту назначения. Вдруг красивый, стройный, молодой человек подкатывает ко мне кресло каталку и предлагает мне сесть в него, чтобы отвезти меня куда надо. Мне стало неудобно, но он настоятельно требовал сесть в него:
-Не волнуйтесь. Я Вас довезу до двери и подожду в коридоре, чтобы снова Вас доставить в палату.
Это был сын Айше – Али-Розе. Я растрогалась до слез. Своим добрым, отзывчивым характером он походил на моих сыновей. Дочь Айше –Ление , после маминой операции, три дня не отходила от неё. Айше провели срочную операцию по удалению гнойного аппендицита.

Айше в настоящее время пенсионерка, но всю жизнь проработала медицинской сестрой, дочь которой продолжила её профессию. Самое главное достоинство Айше – вырастила в любви и ласке троих детей, которыми вправе гордиться. Её дети, впервые увидев меня, проявили ко мне душевную теплоту и заботу. Да, мои сыновья живут далеко от меня, но благодаря детям Айше и моим соратникам по перу (Джемали Чочуа, Людмиле Никитиной, Алле Стрельницкой, Наталье Марковой, Ирине Воздвиженской, Татьяне Жихаревой, Александру Сербину, Юрию Штенникову, Инне Козеевой) и соседке Тамаре Дмитриевной, я была окружена заботой и вниманием лучше, чем некоторые другие, у которых были родственники.

Еще нашей палате №7 повезло с медицинскими сестрами, которые с такой любовью и ответственностью относились к своим обязанностям. Особенно хочется сказать об Олечке, молоденькой медсестре, которая с 4-х утра до 6-ти утра не отходила от меня, ставила капельницы и уколы, когда по скорой помощи меня доставили в больницу. Олечка – ангел во плоти! Она выбрала свою профессию по зову сердца, умея сострадать и вкладывать душу в свою работу. Мне показалось, что в палату №7, к замечательному профессионалу хирургу А.Н. Козлову выделили самых лучших медицинских сестер. Это, Оля, Ира, Лена и Лера.

Вскоре к нам в палату поступила Рая. Ей 78 лет С 27-и лет она уже познала скальпель. Половину своей жизни она провела по больницам, Где перенесла четыре серьёзных операций. Всю жизнь за ней ухаживали муж и дети. Но пять лет назад муж скоропостижно умер от тромба. Она очень сожалеет о его кончине:
-Ну, где справедливость? Я до сих пор мучаюсь , изнемогая от диких болей, не выхожу из больниц, а здоровый, крепкий муж так нелепо ушел в мир иной.

За время пребывания в больнице, мы с соседями по палате сроднились, как будто знали друг друга всю жизнь.

Так получилось, когда я поступила в больницу, в Крыму исчезли электричество и отопление, но в клинике был свой генератор и в палатах постоянно был свет и отопление. Здание только после капитального ремонта, все кругом сияет чистотой и круглые сутки имеется горячая вода. Мои коллеги навещая меня каждый день, по установленному ими графику, все без исключения завидовали мне. Ирочка Воздвиженская сказала:
- Верочка! Я даже Вам завидую. У Вас здесь тепло, светло, а у нас холодина ужасная,
Электричества нет, спим в пальто, укутавшись одеялом. Даже еду не можем приготовить, нет возможности помыться, ведь печки и водонагреватели в доме электрические, а отопление отключили.
Слушая все это, мне не хотелось покидать эту теплую, светлую палату №7 с удивительными, душевными медработниками.

Пришел день выписки. Али-Розе предложил отвезти меня домой на свое машине, а его сестра Ление подарила мне набор бокалов из чешского стекла только за то, что подарила я им свой альманах. Не скрою, мне было очень приятно, но осталась в недоумении – за что мне такое внимание?
Повторюсь еще раз – это Айше сумела правильно воспитать своих детей, смогла привить уважение к старшему поколению. Я покидала палату с каким-то сожалением, что приходится расставаться с такими хорошими людьми, с теплом и светом. Знала, что дома ожидает меня холод, темень и одиночество.

Почему я описала мое пребывание в больнице! Для того, чтобы прочитав мой репортаж, люди знали, что сохранились доброта, внимание, сопереживание, ответственность в сердцах не только медработников, но и в душах, окружающих нас людей, благодаря которым, хочется жить и дарить в ответ свое душевное тепло и внимание.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет