УРАГАН

Этот пьяный ураган –
настоящий хулиган!
Отметелил волнолом,
двинул пирсу кулаком,
на ходу, под дых,
охнул пирс,
притих.
Тент сорвал, разбил окно –
то-то вот-то и оно! –
пляж слизнул за молом
в кураже тяжёлом.
Катера качал, причал.
Псих! Ах, как он там кричал!
Хрипло,
злобно,
грубо,
искривляя губы.
Он совсем сошёл с ума!
Возле мыса кутерьма –
пена, муть!
И, вселяя в чаек жуть,
не давая продохнуть,
с тросов рвал
буи,
понтоны,
разъярённый, многотонный,
аритмичный,
буйный
вал.
Распоясался, нахал!..

Утро вечера мудрей!
Сейнер, сорван с якорей, –
на мели,
на скалах.
Солнце по яйле скользит,
у волны безвинный вид.
Тишина настала.

В море – просветление
с а м о о ч и щ е н и я .

Верь – не верь,
а в этом есть
удивительная весть:
беды преходящи,
словно дым летящий.

Сейнер, снятый краном,
чей плачевен борт,
тянут утром рано
два буксира в порт.

Стайка голубей
корм клюёт у будок,
небо голубей
льна и незабудок.

Бомж, на что уж он негож
к яви беспредельной,
но сияет этот бомж
добротой похмельной.

К пирсу топает малыш,
на душе – покой и тишь.

Бухта этим утром
блещет перламутром…

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (7 голосов)

Рецензии

аватар: Ольга Студенцова

Живая картинка получилась, Вячеслав!!! И по-детски непосредственная. Здорово!
Удачи Вам!

аватар: Адольф Зиганиди

Дунул пьяный ураган
и разбил  окно мне,
я не пьянь, не хулиган,
ветра экономней -
тоже малость засосал,
около чекушки,
до окна едва достал,
заложил подушкой.

Вот гляжу, как за  окном
бомжик помочился,
там, где сушится рядно -
падла он и крыса.

И пока ругался я.
ветер  стихнул, сука,.
виден крест Ставри-Кая -
святости порука.

Сейнер к пирсу подошёл,
разгружает рыбу,
мне тепло и хорошо -
закусь я  надыбал.

Смежил сон мои глаза,
ржа на небосклоне,
виноградная лоза
вьётся на балконе.

Просыпаюсь  свеж  и бодр,
и без хмари утро,
за окном морской простор
блещет перламутром.