Странно

Ф.М.

Странно, мы оба с тобою вдруг оказались
В бедной пустыне в двух разных углах земли…
Новыми взглядами оба мы даль пронизали,
Даль, где верблюды мерно плывут, корабли.

Медленен ход их, но выверен как он, смотри же,
Разве сравнится с ним наш суетливый пробег,
Наше петляние заячье, твоё – из Парижа,
Моё – из Москвы, где торопится всяк человек.

Мы уезжаем, бежим, мы тоскуем и злимся —
Да уж, мы много наворотили за это время в плену…
Кто мог подумать, что столькому д/о/лжно не сбыться,
Кто мог представить ошибок оплошных цену.

В этой желанной и вынужденной всё же пустыне,
Мы, как и встарь, отрешённы, чувственны и неясны…
Странно, мы об руку оба бредём и поныне
В эти нелепые, страшные, горькие сны.

Маленький город наш путь неприкаянный стелет,
Зеленью щедро даря лиц сухих немоту…
Только для нас те живые, святые аллеи,
Точно пустыни дороги в песчаном цвету.

Если б сейчас снизошло к нам рассветное солнце,
Знаешь, о чём я молила бы рьяно его:
Чтобы теперь нам с тобою скорее проснуться
Ото всего, что держало и было всему виной.

Мудрый один человек мне сказал недавно:
Сквозь людьми всегда пролегает раскол,
И чем он шире, чем он язвительней, равно
Тем и сильней та, что между, любовь.

Вот ты идёшь, исступлённо глаза твои гладят
Всю мою суть неприкрытую, душу мою…
Боже, неужто и вправду осмелишься ради
Меня продержаться со мной на краю?..

Как это странно – я многих любила так сильно,
Лишь ты один не был к сердцу так сильно прижат…
И тем не менее – все разошлись по долинам —
Более всех - ты - всегда мне принадлежал.

Лишь ты один за любовью моею гонялся,
Точно охотник за львицей, степной госпожой…
Лишь ты один постоянно ко мне возвращался,
Звал меня и не становился чужой.

Лишь для тебя я единственной вновь пребываю…
Странно, а я от тебя ведь уже совсем не бегу…
Только по-прежнему ниже лицо наклоняю
И от порывов пустошных тебя берегу.

Ведь не любовь нам нужна, но осторожность…
Память и такт, смелый, упрямый расчёт,
Трезвость шагов и вера на бездорожье,
Только всё это спасение нам принесёт.

А ты идёшь, исступлённо глаза твои гладят
Всю мою суть неприкрытую, душу мою…
Боже, неужто и вправду осмелишься ради
Меня продержаться со мной на краю?..

Знаешь, от этой истории так веет роком, тайной,
И ты, точно прямо стремясь на рожон,
Снова встаёшь на горизонте бурей песчаной,
Бурей песчаной или её миражом.

Видишь, мы оба с тобой потерпели крушенье,
Эту пустыню земную за вольное море приняв…
Но не покоя ты жаждешь — головокруженья:
Бурей идёшь и идёшь, идёшь и идёшь на меня.

10 июня 2015 г., Зеленоград

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет