Степь. Письмо издалека.

Это письмо я получил в декабре 1954 года. Совсем недавно
я обнаружил его в своём архиве и решил опубликовать как
память о школьном друге Родионове Геннадии Петровиче.
Учились мы в одной школе в горняцком посёлке, но в
разных классах, Гена был старше на два года и потому на
два года раньше окончил Синегорскую среднюю школу, что
в Ростовской области, и не испугался рискнуть продолжить
учёбу в столице нашей Родины – Москве. Школа, хотя и была
поселковой, но давала крепкие знания: учителя, почти все,
фронтовики, и преподавали с любовью. Гена был с романти
ческим складом характера, писал стихи. Он поступил сразу
на агрономический факультет сельхозинститута. Мне ещё
надо было учиться, и Гена присылал великолепные письма
с описаниями музеев и театров столицы и советовал ничего
не бояться, и тоже ехать в Москву. Как хорошо вспомнить
это время! Но пути наши разошлись, и я поехал в Одессу.
Знаю, что он получил назначение в Подмосковье, в
экспериментальное хозяйство, может кто-то и откликнется
на эту публикацию, но столько лет прошло…
А теперь отрывок из того далёкого письма, который я не
подвергаю никакой правке. Судите сами об этом Человеке.

«Только что начало смеркаться. Тихо кругом. И только
отдалённый шум машин напоминает мне о близости Москвы
Деревья, окружавшие плотной стеной неподвижный пруд,
стояли не шелохнувшись, словно заколдованные… Приятно
мне было сидеть на берегу пруда около наклонившейся
берёзы и долго смотреть на пруд, деревья, островок,
разделивший пруд на половинки, и мечтать…
О чём, я уже и не помню, но только мысли мои уносились
куда-то далеко: туда, где светлой лентой, пробивая себе
дорогу среди равнин и возвышенностей, течёт величавый
Донец, тихий и спокойный. И мне становилось легко и
приятно – я забывался…
Замечтавшись, я вдруг почувствовал, что где-то заиграла
скрипка. Кто и где играл и откуда он взялся я не знаю, только
играл хорошо. И от этих звуков скрипки повеяло на меня
чем-то родным, знакомым, сердце моё всполошилось,
запело, словно тот музыкант притрагивался смычком не к
струнам, а к моему сердцу. Я встрепенулся, но тут же замер,
очарованный чудными звуками песни, которую так
прекрасно, стройно и смело выводили струны, и на миг
передо мной появился могучий лес, потом он расступился
и раскрылась необъятная ширь степей, уходящих куда-то
в бесконечность, где сияло лучами, выходящее из-за
горизонта, солнце, озарившее ярким светом степь, а та
сверкала на солнце росой… Вверху, подчиняясь волшебным
звукам скрипки, заливался жаворонок; то подымаясь, то
опускаясь, он, как-бы, рассматривал степь с высоты и
любовался её красотой, которую и воспевал…
И вдруг, словно вздрогнула скрипка – это ветерок пошевелил
травы и умчался вдаль, потом снова и снова порывы ветра,
и опять тихая, задумчивая мелодия песни, с которой
жаворонок носился в небесах.
Скрипка жалобно и протяжно выводила мелодию, звуки
будто шли из глубины души… Я словно побывал в
волшебном сне, из которого не было сил выйти. И только
когда в ночи перестала петь скрипка, я смог встать и, не
разбирая дороги, побрёл по аллее старинного парка; сердце
моё усиленно билось, в ушах ещё звучала величественная
песня, которую мне подарил незнакомый мне музыкант…»

1954 Москва - Ростовская область, Синегорка.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет