Шурочка

В восемьдесят первом году прошлого века Лера работала официанткой в лётном профилактории при ресторане «Аэропорт» Большого города. Уже год, как она жила со своей семьёй в новой квартире спального района. Это было далеко от работы, но она не думала менять её. Работа ей нравилась, Леру уважали и любили сотрудники и пилоты, которых она обслуживала.

Работала она посменно: с 8 до 20 – один день, с 20 до 8 – второй, а потом было два выходных дня. Добираться домой было нелегко. Уже в 20 часов уходил последний автобус в её микрорайон.

Однажды, задержавшись при пересменке на работе, Лера не успевала к последнему автобусу. Она шла к остановке через парк. Стояла золотая осень. Лера наслаждалась тишиной тёплого осеннего вечера и ароматом опавшей листвы, которая ковром устилала парк. Время от времени тишину нарушал рев взлетавших и садившихся самолетов. Лера с удивлением подумала: как она могла прожить семь лет в районе аэропорта и не замечать такого страшного гула?

Хотя на такси добираться было не по её средствам, но другого варианта не было и ей пришлось его взять. Только она села в машину, как вдруг подбежала молодая женщина, постучала в окошко и умоляла взять её. И тут Лера узнала в ней Шурочку – официантку, которая работала раньше с ней в ресторане. Они с Лерой работали в одну смену и даже иногда подменяли друг друга. Лера вспомнила, с каким позором была уволена Шурочка с работы в семьдесят третьем году.

В то время Лера жила с сыном на квартире. С мужем была в разводе. Шурочка тоже была в разводе и жила с мамой, имея семилетнюю дочь. Шурочка была женственная, красивая, белокурая, среднего роста, с мягким, покладистым характером, но вела себя строго с навязчивыми клиентами ресторана. Она имела постоянного возлюбленного, водитель которого привозил её на работу, а сам он приезжал за ней после работы. Он был партийным работником и занимал высокую должность в обкоме партии. Был женат, но детей не было. К жене охладел, а к Шурочке воспылал страстью. Шурочка тоже любила его. Видя их отношения со стороны, можно было подумать, что это идеальная пара. Иногда Шурочка вместе с ним и дочерью присоединялись к коллективу, когда сотрудники выезжали на базу отдыха. Все одинокие женщины, да и не только, завидовали ей, видя его тёплое, нежное отношение к ней и к её дочери. Был внимательным и ласковым, не скрывая своих чувств.

В то время каждый месяц все работники ресторана в медсанчасти проходили медосмотр. Раз в три месяца сдавали кровь на Р.В. Тогда, когда зарплата у медиков была маленькая, официанты, имея чаевые, могли себе позволить не сдавать часто кровь и не сидеть в очередях на медосмотр. Вкладывая в медицинскую книжку осмотра 10 рублей, им сразу же ставили допуск к работе. Так было уже заведено везде.

Однажды Шурочка с мамой и дочерью отправились в баню. В душевой, намыливая спину дочери, мама Шурочки обнаружила на её спине множество прыщей. Она спросила:

– Доченька! Что за прыщи у тебя на спине? Неужели аллергия? Ты никогда ею не страдала. Разве они у тебя не чешутся? Дочь удивилась:

– Какие прыщи? У меня никогда их не было. Если бы чесались, я бы давно обратила внимание.
Мать пристально стала рассматривать тело дочери и на ягодицах тоже обнаружила несколько штук.

– Девочка моя! Немедленно иди к дерматологу.

Расстроенная Шурочка приехала в медсанчасть и сразу же обратилась к врачу. Главный врач и был дерматологом, а по совместительству в кожвендиспансере работал венерологом. Взяв анализы на Р.В., обнаружили у Шурочки болезнь – сифилис. Это был скандал на весь город.
Придя на работу, Лере сообщили:

– Немедленно иди в санчасть. У Шурочки обнаружили сифилис и всем работникам срочно сдать кровь на Р.В. и пройти осмотр у венеролога и дерматолога.

Лера помнит своё унизительное состояние, когда обнажённой пришлось стоять перед врачами. Сам главный врач скрупулёзно осматривая её тело, сказал:

– Здесь чисто. Сдать кровь на Р.В.

Этот неприятный случай с Шурочкой ускорил Лерино второе замужество. Она вскорости вышла замуж, родила сына и теперь, счастливая, наслаждалась семейной жизнью в новой квартире с двумя сыновьями и мужем.

Сев в такси, Шурочка тоже узнала свою коллегу по старой работе. Они разговорились. Шурочка поведала:

– Я прилетела из Киева продать квартиру, где сейчас живут квартиранты. Спешу, чтобы соседка ещё не спала и чтобы она приютила меня на несколько дней, пока заключу сделку по продаже. Покупателей уже нашла, документы готовы и после сделки сразу же возвращаюсь в Киев.

Лера предложила ей:

– Шурочка! Я приглашаю тебя к себе. Мой муж всегда рад гостям, а мы с тобой пошушукаемся.

– Неудобно как-то.

– Что ты заладила: неудобно, неудобно. Неудобно тесную обувь носить – мозоли замучают. Мы ведь с тобой так хорошо понимали друг друга в былые времена.

Лера с Шурочкой проговорили почти всю ночь. Шурочка, как на исповеди, поведала о своей жизни после того страшного случая:

– Для меня этот день был страшнее атомной войны. Какой ужас! Не помню, что я отвечала врачам? Всё было, как не со мной.

– Сообщите без утайки о всех своих половых партнёрах.

В полуобморочном состоянии я отвечала:

– Уже два года у меня один партнёр – Соколов Виталий Сергеевич.

– Его адрес и работа?

– Обком партии. Домашний адрес его не знаю.

Врачи широко раскрытыми глазами смотрели друг на друга.

– Это второй секретарь?

Я кивнула головой.

– Ваш адрес и кто из родных живёт вместе с вами?

– Дочь и мама, которая работает учительницей в средней школе и адрес такой то.

Меня тут же на «скорой» отвезли в вендиспансер. К вечеру туда же привезли маму и дочь. На второй день доставили моего возлюбленного, его жену и личного водител. Потом выяснилось, что очагом распространения болезни был личный водитель Виталия Сергеевича, от которого жена Виталия заразилась и наградила мужа. Лера! Не дай Бог тебе испытать подобное! Это такой позор, стыд и унижение! Мой возлюбленный оказался мне верен. Кроме меня и жены у него никого не было. Меня в тот же день уволили с работы «по состоянию здоровья». Слава Богу, что не написали из-за какой болезни.

Нас долго лечили и вылечили. Мой друг развёлся с женой. После его перевели в Киев в ЦК КПСС. Мы с ним зарегистрировали брак и нам предоставили в Киеве трёхкомнатную квартиру. Через два года я родила сына Олежку. Мой муж говорит:

– Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Мама тоже уволилась с работы, хотя у неё и у моей дочери инфекции не нашли. Мы забрали их в Киев, а тем временем квартиру здесь не продавали, а сдавали квартирантам. Мама сказала:
– Доченька! Не знаю, как сложится твоя семейная жизнь, но на всякий случай пусть будет квартира и в Большом городе.

Теперь эту квартиру мама подарила мне. Я её продам и куплю для мамы в Киеве одинарку. Уже здоровье её начало сдавать и лучше, если она будет недалеко от нас.

Лера смотрела на Шурочку и любовалась её счастливой улыбкой и сверкающими глазами. Молодая женщина была всё также хороша собой. Одета была в дорогие одежды и со вкусом.

Светлые волосы были уложены в красивую причёску. Туфли на высоком каблучке подчёркивали стройность красивых ножек и соответствовали её аксессуару. Лера с чувством произнесла:

– Шурочка! Я искренне радуюсь, что у тебя сложилась счастливая семейная жизнь. Правильно твой муж говорит: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Ты знай, что мы всегда будем рады видеть тебя и твою семью в нашем доме.

Пока существовал Советский Союз, Лера с Шурочкой общались по телефону, один раз встречались в Киеве, когда Лера хоронила брата. Потом в 90-м году Лера потеряла мужа и вскорости в третий раз вышла замуж и переехала в курортный город. С тех пор их связь прервалась, потому что при переезде потерялись адрес и телефон

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет