Сапоги

В 1972 году на полках обувных магазинов в основном был «ширпотреб» - грубая, некрасивая обувь. Чтобы купить приличные импортные сапоги, приходилось переплачивать в три-четыре раза. На «черном рынке» Лера и приобрела себе зимние сапоги. Они были мягкие, на натуральном меху, на невысоком каблучке. Краше обуви она еще не носила.

Проносив один сезон, она увидела, что износились набойки. Она отдала их в мастерскую, чтобы заменить набойки и прибить металлические уголки, чтоб не так быстро изнашивались. Мастер выписал квитанцию, сказав, что работа будет готова через неделю.

На производстве, где работала Лера, предложили горящую туристическую путевку, и молодая женщина, не успев забрать сапоги из ремонта, уехала в отпуск.

По возвращении, взяв квитанцию, она отправилась в обувную мастерскую за сапогами, но мастер на нее набросился:

- Ты, нахалка! Ты же сказала, что потеряла квитанцию, и я тебе выдал их без квитанции!

- Как я их могла забрать, когда меня и в городе не было. Я уезжала в отпуск.

Но сапожных дел мастер отказывался что-либо слушать. Пришлось требовать книгу жалоб и телефон начальства.
- Послушай! Твоих сапог у меня нет. Давай все решим по-хорошему, без начальства. Если уж твои сапоги попали в ремонт, это 50% износа. Новые импортные сапоги в магазине стоят в пределах семидесяти рублей. И никакой суд не заставит заплатить тебе больше. Поэтому вот тебе тридцать пять рублей, но я тебя попрошу расписаться на квитанции, что ты получила сапоги из ремонта. Тебе-то какая разница, а у меня не будет неприятности. Имея добрый характер, Лера согласилась с его просьбой. Но каково было удивление, когда вечером к ней домой пришел участковый милиционер с этим же сапожником. Показывая ей квитанцию с распиской о получении сапог, участковый настаивал предоставить личные документы, чтобы составить акт о незаконном получении от сапожника 35 рублей. Лера растерялась, побледнела, но, взяв себя в руки, произнесла:

- Какие 35 рублей? Где я расписывалась, что получила их, и где свидетели, подтверждающие это? Сапоги, действительно, я получила, в чем и расписалась.

- Ах ты стерва! Я тебе еще припомню эти тридцать пять рублей.

- Товарищ! Прекратите, иначе я посчитаю это за угрозу, - предупредил участковый.

Не имея доказательство о получении Лерой денег, участковый с сапожником ушли.

После этого случая Лера долго корила себя за свою доверчивость. Лето заканчивалось и приходилось думать о приобретении зимней обуви. У нее была врожденная подагра, и ей было очень сложно подобрать на свои проблемные ноги подходящую обувь. Но ей повезло. Уже в конце октября она все-таки купила на «черном рынке» сапоги. Черные, на натуральном меху, на удобном каблучке с высокими голенищами, на боку которых был ряд блестящих кнопочек. На сапоги ушло целое состояние – 220 рублей, при зарплате 120 рублей. Радости не было предела.

С 1 по 11 ноября у сына были каникулы, и Лера, взяв отгулы на это время, решила поехать с сыном в Киев, в гости к родственникам. Новые сапоги, черное с норкой пальто, норковая шляпка, кожаная сумочка, нарядно одетый сынок радовали ей душу. Она предвкушала счастливую, радостную встречу с братьями, мечтала повести сына в цирк и в кукольный театр.

Ехали они в купейном вагоне на нижних полках. Перед отправлением поезда к ним в купе зашла попутчица среднего возраста. Разговорились. Она гостила у сына – курсанта военного училища, а теперь возвращается к себе в деревню. Плацкартных билетов не было, и ей пришлось взять в купейном верхнее место, хотя ехать ей не так далеко.

Лера проснулась от грохота. Это женщина упала с верхней полки и осталась сидеть возле ребенка до тех пор, пока проводница не объявила о прибытии на ее станцию.

Когда женщина выходила из купе, Лера увидела на ее ногах сапоги, похожие на свои. Тут же опустив руку вниз, она нащупала свой сапог с кнопками. Успокоившись, тут же уснула.

Утром, приехав в Киев, стали с сыном одеваться. Одев один сапог, Лера пыталась отыскать другой, но его нигде не было. Возле полки, где спал сын, валялся сапог кустарного производства с железной бляхой на боку и к тому же 36 размера, когда у Леры был сороковой. Лера была в шоке. Позвав проводницу, она узнала станцию, где сошла эта женщина. Опустив часть ступни в чужой сапог (полностью нога не входила), мать с сыном направились к начальнику вокзала, чтобы позвонить на станцию Миргород, где сошла незнакомка. Ей нужно было узнать адрес женщины, которая превратила отпуск молодой матери в кошмар. Дозвониться не удалось, и Лера в отчаянии, хромая в разных сапогах, отправилась к родственникам. На душе скребли кошки. Снова она осталась без приличной зимней обуви. Денег на покупку аналогичной обуви не было и пришлось покупать в магазине резиновые боты. Все продавцы и покупатели сбегались посмотреть на Леру и ее разные сапоги.

Лера в тот же день написала письмо в Миргород начальнику станции, чтобы по местному радио сообщили ее адрес женщине, которая поменяла сапоги, а также узнать адрес виновницы этого кошмара. Лера хотела переслать ее сапог и деньги на пересылку обратно своего сапога. Но ничего не вышло. Через месяц Лера получила письмо от начальницы вокзала, которая сообщила, что была такая женщина на вокзале в разных сапогах, но своего адреса не оставила, а сказала, что в деревне и так можно ходить, только подрежет голенище.
Долго Лера хранила эти сапоги, надеясь на чудо-обмен, но чуда не произошло. Когда они получили новую квартиру, только тогда она выбросила их на помойку.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет