Роман - "Естество". Глава 2

Глава 2. Лабиринты подземки

Золочёная ручка казённого кабинета уверенно подалась вниз. Дверь открылась, и на ковровую дорожку одного из помещений Лубянки ступил человек в сером штатском костюме.
- Товарищ генерал, разрешите?
- Заходи, Сашок. Присаживайся, - генерал снял очки и положил их в футляр.
Пожилой седовласый человек уже несколько лет являлся хозяином этого кабинета. Должность начальника следственного управления и звание генерал-майора он получил четыре года назад. Столь значимое событие совпало с его пятидесятилетием и стало неожиданным, но очень приятным подарком к юбилею.
Валентин Трофимович Звонарёв без сожаления отдал «конторе» лучшие свои годы. Его карьера складывалась на удивление гладко. После окончания училища он попал в войска, где пять лет отработал «особистом». Затем Москва. Оперативный отдел. Наконец - следственное управление, где он дослужился до начальника.
Сейчас, сидя в своём зелёном потёртом кресле, генерал собирался посвятить молодого капитана в детали одного старого, но так и не раскрытого дела.
Возникло оно семь лет назад. К расследованию привлекли группу лучших сотрудников, в числе которых был и отец этого парня - Николай Рассказов. В то время он носил звёзды капитана и считался лучшим другом Звонарева.
Суть дела состояла в том, что в течение года без вести пропало несколько сотрудников одного научно-исследовательского института. Эти учёные занимались исследованиями в области генетики и микробиологии. Они проводили секретные опыты под крылом министерства обороны. Люди исчезали при различных обстоятельствах, и лишь одна особенность объединяла все эти случаи - сотрудники пропадали бесследно. Оставив всё: семьи, квартиры, имущество. Версия о побеге за границу отпала сразу. Другие долго и тщательно прорабатывались, но расследование в итоге положительных результатов не дало.

В последнее воскресенье октября на дачу (тогда ещё к полковнику Звонарёву) приехал его друг Коля Рассказов со своим восемнадцатилетним сыном Сашей - курсантом военного училища. СашОк – ласково называл его полковник. У Звонарёва своих детей не было, и потому к отпрыску друга он относился как к племяннику, возложив на себя обязанности его негласного покровителя. Угловатый черноволосый мальчишка в курсантской форме, Саша с детства мечтал пойти по стопам отца, и такая возможность в недалёкой перспективе вполне могла обрести черты реальности.
Осенний ветер, срывая поблекшую листву с окрестных деревьев, издевался над измученным флюгером и собирал одинокие облака в стада дождливых серых туч. С корявых веток антоновки кое-где свисали янтарные яблоки, а над пожухлой травой стелилась сизая дымка от тлеющих костров.
Мужчины сидели в открытой беседке, пили чай и непринуждённо разговаривали.
- Как продвигается расследование? - осведомился Валентин Трофимович, обращаясь к Николаю.
- Есть кое-что,- ответил капитан, размешивая серебристой ложечкой сахар в чашке с чаем,- но это требует проверки. Завтра еду на осмотр одного любопытного места, которое косвенно связано с этим делом. Надеюсь к вечеру доложить о результатах.
- На чём поедешь?
- Пока не знаю, - Николай достал из портфеля небольшую брошюру с надписью «Атлас автомобильных дорог». - Это здесь, - он остановил палец на одной из красных точек, обозначенных на карте. Она выглядела капелькой крови, затерянной среди петляющих змеек автодорог.
- Не близко, – произнёс полковник, прикидывая расстояние. - Возьми служебную «ауди».
- Нет. «Ауди» - слишком броская машина, возьму «Волгу».
- Ну как знаешь. Поедешь один?
-Может, Санька с собой прихвачу. Пусть опыта набирается!
Лицо Сашки расплылось в умилительной улыбке. Он перестал наблюдать за играющим под столом котёнком и, изогнув правую руку в характерном жесте, завопил: - ЙЕСС!!!
- Но-но, товарищ курсант! Что Вы себе позволяете! - строго осадил его отец, после чего все дружно рассмеялись.

Чёрная «Волга» мчалась по одной из федеральных трасс Подмосковья и всё больше отдалялась от мегаполиса. В салоне находились двое - отец и сын. В кои-то веки они могли провести друг с другом несколько дней.
«Все-таки хорошо, что отец похлопотал перед начальником училища и тот продлил мне увольнительную ещё на сутки», - думал Сашка, разглядывая мелькавшие за окном жёлтые стога соломы.
Через некоторое время «Волга» свернула с магистрали и устремилась по районной трассе. Машин на дороге встречалось немного, и отец прибавил скорость. Проносившиеся за окном стога сменились небольшими копнами. Продолжая любоваться солнечным осенним пейзажем, Сашка вдруг заметил, как на одной из куч соломы что-то сверкнуло. Он забеспокоился. Несколько секунд спустя солнечный зайчик снова вспыхнул в глазах. Это показалось парню подозрительным. Он вспомнил, как во время военных учений точно так же на солнце сверкала оптика снайпера условного противника, который засел высоко на дереве. Тогда Саша доложил об этом командиру и его поощрили за внимательность. Сейчас было такое же чувство. Сашка только и успел произнести: «Па! Ты видел…?!»
Послышался резкий шлепок. Развороченная пулей резина переднего колеса зашаркала по асфальту. Машина резко подалась в сторону обочины. Отец что было сил вцепился в руль и попытался выровнять автомобиль. Через мгновение та же участь постигла заднее колесо.
- Сашка, держись! - это были последние слова отца.
«Волга» резко соскользнула с обочины и, сорвавшись в кювет, выполнила каскад смертельных пируэтов. Завершив последний виток, она прочно улеглась на искорёженную крышу и замерла. Саше повезло. Центробежная сила выбросила его из машины, и он уцелел. Отцу, к несчастью, спастись не удалось.

Саша долго и болезненно переживал гибель родного человека. Но что ни говори, а время лечит. Сейчас, спустя годы, он выглядел возмужавшим, уверенным в себе молодым человеком. Войдя в кабинет начальника, он уселся на предложенный ему стул, с вниманием и уважением глядя на собеседника.
- Что нового? Как мать? - поинтересовался генерал, разглядывая парня.
- Спасибо. Всё по-прежнему, - ответил Саша, раскрывая блокнот для записей.
После смерти отца Сашина мама сильно сдала. Болячки посыпались одна за другой, а год назад случился инсульт. Все обошлось, но выглядела она теперь неважно.
- Передавай привет, - произнес генерал, раскрывая толстенную папку, – на днях заскочу проведать.
- Хорошо, Валентин Трофимович, обязательно передам.
На столе у генерала лежало то самое дело, расследуя которое и погиб Сашкин отец. Его смерть оказалась не единственной. Впоследствии погибли еще два причастных к расследованию сотрудника. Они были убиты при невыясненных обстоятельствах. Складывалось впечатление, что происходит утечка оперативной информации непосредственно из стен «конторы». Расследование застопорилось. Много лет материалы следствия пролежали на полке жирным глухарём в архиве нераскрытых дел. Но недавнее, на первый взгляд не выдающееся происшествие вновь заставило вспомнить об этом деле.

Два дня назад в одном из тоннелей московской подземки поездом был сбит человек. Как он туда забрался, оставалось неизвестным. Тело оказалось настолько изуродованным, что для идентификации трупа органами МВД была назначена дактилоскопическая экспертиза. Личность установить не удалось – человек с такими отпечатками пальцев в базе данных зарегистрирован не был. Тогда оперативники обратились в ФСБ, чтобы идентифицировать отпечатки по их базе. И что же выяснилось? Оказалось, что погибший человек входил в группу исследователей, бесследно исчезнувших в тот злополучный год. И сейчас это кровавое дело вновь лежало перед генералом.
- Не хотелось мне задействовать тебя, Сашок, в этом задании, - деликатно произнёс Валентин Трофимович, - но не предложить тебе я не мог. Мы ведь офицеры. И, думаю, для тебя дело чести довести до конца расследование, начатое ещё твоим отцом. Но это не приказ. У тебя есть время поразмыслить до завтра, и если откажешься, осуждать не стану, так как задание непростое и довольно опасное.
- Товарищ генерал, мне не нужно время на раздумья, - без промедления ответил Саша. - Я берусь за это.
От взгляда Звонарёва не ускользнуло то, как в чёрных глазах парня вдруг вспыхнул и затаился огонёк неуёмной жажды мести, видимо давно тлеющий в глубине его подсознания.
- Ну и ладненько, - генерал подвинул папку к Саше. - Внимательно изучи и можешь приступать. Да, вот еще, одному тебе будет тяжеловато, я дам помощника.
Звонарёв заговорщически улыбнулся и нажал на кнопку селекторной связи: - Вадим, пригласи ко мне старшего лейтенанта Коропец.
Через минуту дверь кабинета открылась.
– Валентин Трофимович! Вызывали?
Перед мужчинами стояла красивая молодая женщина в плотно облегающей военной форме. Её чёрные сияющие волосы были собраны сзади в аккуратный пучок, а небольшой рост с лихвой компенсировался изящной фигурой.
- Проходи, Алёнушка, - генерал указал на место рядом с капитаном. Саша поднялся и по-джентельменски выдвинул стул, предлагая даме сесть. Генерал представил молодых людей друг другу.
- Ближе познакомитесь в процессе работы, - произнёс Валентин Трофимович. - А сейчас за дело.
Он в общих чертах обрисовал специфические тонкости этого задания, временами замедляя темп речи и заостряя внимание ребят на наиболее важных моментах. – Ну, вот вкратце и всё, - начальник посмотрел на циферблат напольных часов, стоявших в углу кабинета. – Мне пора на встречу. Детально изучите дело и приступайте. О ходе расследования докладывать мне лично. Удачи!

Теплым майским утром Алёна стояла у входа в метро рядом с одной из конечных станций московской подземки. Весеннее небо выглядело бездонным и манящим. Слабый ветерок приглаживал обновлённые причёски деревьев. Водопад зелёных красок спускался с пышных шевелюр тополей и растекался молодой травой по залитым солнцем газонам. Аппетитный запах шаурмы, исходивший от торговой палатки, собрал бездомных собак со всей округи. В такую изумительную погоду совершенно не хотелось спускаться под землю. Но служба есть служба. Новоиспечённые партнёры договорились встретиться у этой станции сегодня утром. Они решили более тщательно обследовать то место, где нашли обезображенное тело учёного. Алена пришла пораньше, придерживаясь принципа «лучше подождать, чем опоздать». Одетая в черные джинсы и зелёную футболку с надписью «Я сама» на груди, она стояла у входа в метро, поигрывая мешковатой коричневой сумкой.
На службу в ФСБ Алёна попала, сама того не ожидая. После блестящего завершения учёбы в МВТУ им. Баумана девушку заметили и предложили работу в одном из отделов конторы. Алена, немного подумав, согласилась. Хорошая перспектива и карьерный рост – о чем еще может мечтать молодой специалист! Удачно проведя несколько расследований в составе группы, она получила звание старшего лейтенанта и состояла на хорошем счету у руководства. Несмотря на кажущуюся хрупкость, Алёна отлично владела приёмами рукопашного боя, неплохо стреляла и могла составить конкуренцию многим мужчинам в своём подразделении.

Саша пришёл вовремя. Ещё издали увидев Алёну, он вдруг почувствовал, как внутри него что-то защекотало, потом собралось в небольшой комок и, подскочив к самому горлу, рассыпалось огненным фейерверком по всему телу.
«Как бы не влюбиться,- подумал он, слегка замедлив шаг и предоставив время своим вспыхнувшим щекам обрести естественный цвет. - Этого мне ещё недоставало».
-Привет! - произнёс Саша, подойдя к девушке. - Замечательно выглядишь. - Его взор скользнул по фигуре Алёны и непроизвольно задержался на надписи «Я сама».
-Спасибо, - сказала она, немного смутившись.
-Давно пришла?
- Не очень. Ты знаешь, я вчера еле заснула - всё думала о нашем задании.
- Я сам до трёх ночи просматривал материалы дела, и вот что непонятно. Каким образом этот учёный мог оказаться на рельсах подземки? Когда его нашли, он был одет в специальный комбинезон с оригинальной нашивкой «Биологическая опасность» на рукаве. По вагонам метро в таком «комбезе» вряд ли кто решится разгуливать. Значит, версия, что он сиганул с поезда или его оттуда выбросили, хромает.
-А, может, рядом с этим местом находится какой-нибудь секретный бункер или лаборатория. Ведь ходят же слухи про метро два, подземные города и тому подобное, - предположила Алёна.
-Я думал об этом и даже просмотрел некоторые доступные мне документы, хранящиеся в наших архивах. Ничего подходящего не попалось. Хотя есть источники, в которых не мешало бы покопаться. Жаль, доступ к ним для сотрудников нашего ранга закрыт.
-А генерал? Может он посодействует?
-Вряд ли. Я думаю, к подобным папкам имеют подход лишь те люди, которые тесно связаны с персонами из высших эшелонов власти. Ну да ладно, потом что-нибудь придумаем, - Саша взглянул на часы. - Нам пора.
Они спустились вниз по мраморным ступенькам в поисках кабинета администрации. Переговорив с руководством станции, изложив суть дела, компаньоны направились к месту трагедии в сопровождении прикреплённого к ним рабочего-путейца. Проводника звали Василий. Парнишка лет двадцати пяти, невысокого роста, худощавый, одетый в замасленную робу и с электрическим фонарем в руке. Он шёл впереди, временами приговаривая: «Не отставайте! Не отставайте!»
Группа пробиралась через бесчисленное количество дверей, петляющих переходов, тёмных коридоров, где иногда без фонаря обойтись было просто невозможно. За толстыми стенами временами раздавался гул проносящихся мимо вагонов. Прошло не менее получаса. Наконец они остановились перед небольшой дверью с поржавевшим засовом.
- Пришли,- сказал Вася и принялся разрабатывать тугой запор.
-Василий, а Вы всегда такой неразговорчивый?- поинтересовалась Алёна, обращаясь к хмурому проводнику. За всё время пути он не проронил ни одного лишнего слова.
- Нет! Только когда брожу по этим чёртовым катакомбам.
Наконец затвор противно взвизгнул и отошел в сторону. Металлическая дверь подалась на Василия, но открылась только наполовину.
-А чего особенного в этих подземных закоулках?- продолжала допытываться девушка. – Может, Вы боитесь огромных крыс, которыми якобы кишат эти места.
-Насчёт крыс не знаю. Не видел. А вот призраки и всякие там сгустки энергии достают довольно часто.
-Да?- не унималась Алёна. - И Вы можете об этом рассказать?
Вася поскоблил поросший щетиной подбородок: - А почему бы и нет?
Он на какое-то время тупо уставился в пол. Потом его будто озарило. Парень вмиг поднял глаза и вдохновлённый тем, что его собираются слушать, по-философски произнёс:
- Москва - большой город! Мегаполис! Там, наверху, много хорошего и плохого. Добрая энергия, которую источают любовь, ласка, милосердие, обратившись в маленькие воздушные шары, устремляется вверх, на небеса. Наверное, к самому господу! Бог, должно быть, её собирает, сортирует и раздаёт тем, кому она необходима. А вот зло и ненависть, переполняющие сердца дурных людей, стремятся вниз. Эта бесовская каша некоторое время лежит на поверхности земли, облепляя уродливыми кляксами дороги и тротуары. Наверняка, любой из вас, проходя по улицам города, а может мимо чужой квартиры, иногда ощущал, что спокойное до того сердце вдруг начинало биться сильнее, а в душе поселялись страх и предчувствие чего-то недоброго, неотвратимого. Это означает одно - вы вплотную столкнулись с этой мерзостью. Затем зло начинает просачиваться сквозь землю. Не торопясь, но и не мешкая, оно подбирается к железобетонным сводам подземки. Пройдя трудный путь, ужасное вещество начинает разливаться по пустотам и лабиринтам хорошо подходящего ему подземного мира.
Некоторые люди время от времени могут видеть эту материю. Они даже способны почувствовать её плотность, запустив свои руки в отвратительное желе. Но их единицы. Эта гадость особенно влияет на людей с неустойчивой психикой. Из таких экземпляров и получаются «прыгуны».
- «Прыгуны»? А кто это? - с интересом спросила Алёна.
-«Прыгуны» - это бедняги, которые решают посчитаться с жизнью, прыгнув под колеса проходящего мимо поезда. За время существования подземки подобные случаи не редкость. После такой ужасной смерти несчастные души бедолаг не могут найти упокоения ни на земле, ни на небе. Их призраки неустанно бродят по станциям метро. Перебираясь с платформы на платформу, они словно ищут виновных в своей гибели. Иногда фантомы подходят к людям, одиноко стоящим в стороне, и подолгу всматриваются в их глаза. Глаза, как известно, зеркало души. Словно безжалостные спруты, они запускают свои энергетические щупальца в душу человека. Смакуя и наслаждаясь, призраки медленно вытягивают часть жизненной энергии и отвратительно хохочут, когда ничего не подозревающий пассажир входит в подоспевший вагон и уезжает, растерянный и опустошённый.
-Откуда Вы об этом узнали?- спросила Алёна, недоверчиво посматривая на проводника.
- У меня есть знакомый медиум. Он частенько спускается в подземку и подолгу наблюдает своим «третьим глазом» за всем происходящим. Да я и сам порой вижу: то загадочные силуэты, осторожно крадущиеся вдоль мрачных тоннелей, то одиноко слоняющиеся тени, которые тут же растворяются под яркими лучами прожекторов приближающегося поезда.

Внезапно воздух пришёл в движение. Пробудившийся сквознячок стал быстро набирать силу и за какие-то мгновения грозил перерасти в шквал. Послышался нарастающий шум колёсных пар. Через секунды последовала яркая вспышка. Саша и Алёна, всё это время зачарованно слушавшие рассказ проводника, от неожиданности вздрогнули и зажмурились. Проём приоткрытой двери озарился ярким светом галогеновых фар электропоезда. Спустя мгновение вновь воцарился полумрак, нарушаемый лишь трассирующими всполохами окон проносящихся мимо вагонов.
-Ладно, хватит заливать! Куда дальше идти?- произнёс Саша, обращаясь к «сталкеру».
-Зачем идти? Мы уже на месте. Здесь, в десяти шагах от этой двери, на железнодорожном полотне всё и произошло. Только вам туда нельзя. По этой ветке с интервалом три-четыре минуты на большой скорости проносятся поезда. А перекрывать движение из-за вас никто не станет, - деловито произнёс Василий и, расстегнув верхние пуговицы спецовки, выдохнул: - Фу… Душно.
-Ну, во-первых, если нам потребуется, то перекроют движение не только на этом отрезке пути, но и по всем веткам метро, - сказал Саша, строго посмотрев на проводника. - А во-вторых, само место происшествия нас не интересует. Имеется достаточно видео и фотоматериала, отснятого после обнаружения трупа. Мы хотим осмотреть округу, подходы, помещения, прилегающие к этой территории. Понятно?
Слова и тон, которым их произнес офицер ФСБ, мгновенно поставили зарвавшегося паренька на место.
-А я что? Я ничего. Мне что велят, то я и делаю,- пролепетал Вася и принялся закрывать перекошенную дверь.- Пойдемте посмотрим, что к чему.
Засов лязгнул и встал на прежнее место.

Они двинулись дальше. Поиски продолжались уже более часа и, казалось, не имели результата, когда Вася остановился в нерешительности посреди одной из подземных комнат. Он явно потерял ориентир. Освещение на последнем отрезке пути отсутствовало, и выручал только электрический фонарь, который светил уже не так ярко, как вначале.
- Кажись, я заплутал, - неуверенно произнес Василий.
Луч фонаря беспомощно блуждал по заплесневелым стенам железобетонного сооружения в поисках несуществующего прохода.
-Как заплутал?- воскликнула раздраженная от усталости и холода Алена.- Ты что, шутишь?
-Да в этих грёбаных лабиринтах сам чёрт не разберётся, - выпалил парнишка.- Сами же просили: «Дальше! Дальше веди!» Вот и привел...
- Ладно, хватит паниковать. Действительно же просили, - сказал Саша, пытаясь уладить назревающий конфликт. - Дай-ка фонарь,- он взял прибор из рук проводника и принялся обследовать помещение.
По размеру комната была похожа на небольшой кинозал. Невольное сравнение вызывали полусгнившие откидные кресла, которые стояли ровными рядами и занимали добрую половину помещения. В дальнем углу едва обозначались гранитные ступени, убегавшие вниз. Вдоль шершавых стен, пропитанных влагой и плесенью, кое-где возвышались чёрные промасленные бочки. По всей площади помещения были хаотично разбросаны обломки старых шпал, ржавые крепёжные костыли и кучи полуистлевшей ветоши.
Подойдя к одной из бочек, Саша попытался её наклонить. Емкость оказалась до половины наполнена каким-то веществом. С трудом сдернув приржавевшую крышку, парень принюхался. Запах был специфическим.
«Отработка или мазут»,- сообразил Саша.
- Найди палку, намотай на неё ветошь, только потуже, и тащи сюда,- сказал он, обращаясь к Алёне.- Сусанин! Спички есть?
-Зажигалка,- недовольно отозвался Василий.
-Давай.
Вдруг раздался истошный визг. Саша оставил бочку и пулей бросился к Алёне.
-Та-а-ам! Там кто-то шевелится! Это, наверно, крыса!- заикаясь, промолвила девушка, указывая пальцем на кучу ветоши, в которой она только что копалась.
И, действительно, из вороха тряпок торчала мордочка недоумевающего зверька. Крыса не испугалась людей. Более того, она даже не собиралась убегать. Ее умные глазки внимательно наблюдали за поведением непрошеных гостей, а лоснящийся от влаги бусинка-нос бегал из стороны в сторону, улавливая незнакомые запахи.
- Наверное, у неё там гнездо!- предположил Вася.
-Ладно, не трогайте. Пусть сидит,- Саша вернулся к бочке.
Понаблюдав за пришельцами, животное поняло, что опасность ему не угрожает. Потеряв всяческий интерес к происходящему, крыса вновь зарылась в облюбованную кучу и больше не высовывалась.
Алёна склонилась над следующим ворохом. Предварительно постучав по нему палкой, она с осторожностью извлекла несколько подходящих лоскутов ещё не истлевшей материи и, соорудив некое подобие факела, вернулась к Саше.
- У меня всё готово!
Саша посмотрел на девушку, на волнистый локон её растрёпанной чёлки, на перепачканное лицо в оправе сияющих волос и вдруг снова ощутил те же чувства, которые овладели им сегодня утром, в момент их встречи наверху.
- Устала?
- Конечно, устала! И в ванну хочу! Еще этот Вася ... У-у-ух, не могу!!!
- Ну ладно, потерпи немного. Скоро выберемся.
- Ага! Еще бы знать, куда и как?
-Я что-то нашел! Идите скорее сюда! - загорланил Василий. – Нужен свет.
Он сидел на корточках рядом со ступеньками и разглядывал какой-то предмет, лежавший на полу среди обрывков ветоши. Каменные ступени, находившиеся рядом, круто убегали вниз и растворялись под толщей застоявшейся воды.
-Ничего не трогай. Я сам,- сказал Саша и направился в сторону проводника.
Он подошел к находке и увидел торчавший из-под тряпок ядовито-жёлтый бок кислородного баллона, прикрытого серой материей. Саша сдернул тряпку.
-Акваланг!!!
Все переглянулись.
- Откуда под землёй мог взяться акваланг? И для чего он здесь?- недоумевая, прошептала Алёна.
- Надо осмотреть все кучи в этом зале. Может, обнаружим ещё что-нибудь,- предложил Саша.
-А что с этим делать?- Алёна протянула палку, обмотанную ветошью.
-Ах да. Пошли.
Они направились к открытой бочке, а Василий тем временем принялся обследовать находившиеся поблизости ворохи.
- Подставляй ближе,- Саша наклонил бочку, и черная жижа стала медленно сползать на обмотанное древко. Он поднёс зажигалку. Самодельный факел начал робко разгораться, потрескивая и обдавая копотью и без того перепачканные лица напарников.
- А что? Неплохо получилось!- сказала Алёна, наблюдая за танцующими языками пламени. - И сразу теплее стало, а то я уже замёрзла.
-Ну вот и хорошо! Я пойду к аквалангу, а ты помоги Василию. Когда согреешься, пристрой факел где-нибудь на стене, в расщелине.
Рассматривая баллон, Саша определил, что, если верить показаниям манометра, он чуть меньше чем наполовину заправлен воздухом. Судя по состоянию и внешним признакам, пролежал акваланг недолго - скорее всего, несколько дней.
Сашу насторожила внезапно наступившая тишина. Он обернулся. Его спутники стояли возле кучи тряпок и молча смотрели друг на друга.
- Что у вас там? Чего-нибудь нашли?
Алёна пожала плечами.
- Ничего больше нет. Осталась последняя куча, - она покосилась на ворох, где недавно пряталась крыса.
-Ну и что? – Саша ехидно ухмыльнулся.
-А вот что!- Вася схватил лежавшую рядом огромную дубину и что было сил ударил по тряпью. Раздался душераздирающий визг. Крыса, словно ошпаренная, выскочила из кучи, после чего стремглав бросилась в сторону выхода. Напоследок она подпрыгнула и, продолжая верещать, скрылась в чёрной дыре дверного проёма.
- Зря побеспокоили бедное животное. Под тряпками ничего нет!- сказал Василий и бросил на пол уже бесполезную дубину.

- Хватит резвиться! Лучше идите сюда. Алена, прихвати, пожалуйста, факел.
Саша осмотрел с ног до головы своих спутников. По всему было видно, что они прилично измотаны затянувшимися похождениями.
- Ну что?! Надо выбираться отсюда! – сказал он. - Только сначала необходимо соблюсти некоторые формальности. Этот баллон тащить с собой не резон - тяжеловат! Но и оставить всё как есть мы не можем. Алёна, осмотри внимательнее акваланг. Может, остались какие-нибудь отпечатки, - он передал ей фонарь, а сам направился к ступенькам.
Девушка отдала горящий факел проводнику, достала из сумки необходимые принадлежности и принялась обследовать поверхность баллона.
-Вася, посвети сюда,- Саша указал на затопленные гранитные ступени. – Интересно, откуда здесь столько воды?
Огонь факела, отражаясь от водной поверхности, превратил её в большое сияющее зеркало, где, переливаясь всеми цветами радуги, застыли расплывчатые нефтяные спирали.
-Ну, что скажешь? Дока! Ты ведь специалист по подземным загадкам. Откуда вода?- с иронией в голосе произнёс Саша.
- Это и дураку понятно, - легко парировал Василий.- Грунтовые воды!
-А нефтяные пятна откуда?
- Бочку с мазутом опрокинули, а может что-то ещё.
-В том-то и дело – «ЧТО»?! Ты видишь? Все бочки плотно закрыты. А пол?! Ни одного масляного пятна,- Саша поднял небольшой обломок старой шпалы и бросил его в воду.
-Вы что, обалдели!!!- воскликнула Алёна, стряхивая с волос капли брызг.
- Извини! Я не нарочно! - чуть сконфуженно произнёс виновник недоразумения.- Хотел эту грязь на поверхности воды разогнать. Ничего не видно!
Алёна подготовила желатиновую плёнку и стала аккуратно снимать с поверхности баллона обнаруженные отпечатки пальцев.
После того, как круги на взбудораженной поверхности улеглись, проявились очертания дна. Под толщей воды смутно обозначились контуры нескольких покорёженных стульев и большой бочки. Справа под несущей стеной зияла брешь.
- Я всё сделала,- раздался голос Алёны. - На баллоне акваланга оказалось несколько отпечатков пальцев и отчётливый след ладони. Также в проёме редуктора застряло несколько волосков. На поверхности аппарата повсюду видны следы мазута, а это говорит о том, что его владелец, наверняка, вынырнул из этой лужи или, во всяком случае, успел в ней искупаться.
- Ты думаешь, это именно то, что мы искали?- Саша вопрошающе посмотрел на девушку.
- Точно сказать не могу. Покажет экспертиза. Хотя этот акваланг вполне мог принадлежать какому-нибудь диггеру или другому искателю приключений. Ведь в метро, помимо официального входа, существует множество других путей. Это всем известно! Так что аппарат может быть чьим угодно. В любом случае, то, что находится там внизу, нужно тщательно обследовать.
- Кстати! У меня есть знакомый диггер - Костя. Он со своей командой облазил все канализационные стоки и подземные помойки Москвы. Да и в метро не раз спускался,- вклинился в чужой диалог Василий. - Если нужно, могу познакомить.
- Костя, говоришь?- задумчиво произнёс Саша.- А как его разыскать?
Проводник порылся в недрах своей робы и достал из внутреннего кармана мобильник. Выделив среди сохранённых абонентов имя «Костя «КОТ», он сообщил номер Саше.
- А почему «КОТ»?
- Лезет во все дыры, как кошка. Будете ему звонить, скажите от Васи Колдуна. Он поймёт.
- «Колдуна»?
- Да, это моя «подпольная» кличка.
- Возможно, его помощь понадобится. Ладно! Сворачиваемся! - Саша взял большую охапку ветоши и наглухо укрыл акваланг.
Аккумулятор фонаря приказал долго жить, а угасающий светоч смердел дымом тлеющей ткани, который расползался ядовитым смогом по всему помещению.
Ребята сделали несколько запасных факелов и отправились искать выход.
По пути Саша систематически чертил на стенах памятные метки обломком кирпича, чтобы впоследствии легче было отыскать это потаенное место. Они оказались на соседней станции примерно через час. Расставаясь, Саша попросил Василия держать язык за зубами и обо всем, что с ними приключилось, никому не рассказывать. Они попрощались, пожали друг другу руки и отправились каждый по своим делам. Время, потраченное на поиски улик, могло показаться вечностью, хотя, на самом деле, с того момента, как группа спустилась в подземку, прошло не более пяти часов. Зайдя домой, Алена перекусила, привела себя в порядок, после чего направилась в лабораторию, чтобы подвергнуть экспертизе найденные под землей образцы.

Разъевшаяся зелёная муха сидела на краю заляпанной тарелки с останками пожелтевшей воблы. Ловко орудуя короткими лапками, она приводила в порядок своё изумрудное тельце. Покончив с туалетом, муха приступила к трапезе. В поисках чего-нибудь вкусного она наконец добралась до оранжевых крупинок засохшей икры и принялась беззаботно поглощать деликатес.
Тарелка стояла посредине залитого солнцем стола, у окна небольшой кухоньки, в одной из типовых московских квартир. Стоявший в воздухе запах воблы для обезумевшей от счастья мухи был сладок и приятен. Но её острое обоняние постепенно стало различать другой, не менее изысканный аромат, - дух подсохшего хлеба. Благоухающий сухарь лежал в десятке сантиметров от тарелки и манил неимоверно. Было два пути до вожделенного куска. Первый - взлететь на долю секунды и опуститься прямо на него; второй - сползти по свисающему с тарелки хребту обглоданной рыбы и таким образом достичь места назначения, заодно обследуя и рыбий скелет. Муха выбрала второй. Не спеша пробираясь между острыми костями, она благополучно добралась до липкой клеенки. Проползая мимо коричневого пятна от пролитого пива, она на мгновение замерла. Мухе показалось, будто птица, заслонив на мгновение солнце, метнулась на неё с высоты. Кровавая лепёшка и несколько дёргающихся конечностей - всё, что осталось от незадачливого насекомого.
- Восемь, - злорадно произнес Костя и бросил на подоконник свёрнутую трубочкой газету. - Задолбали мухи.
Костя наклонил бутылку с остатками водки над стопкой, и… зазвонил телефон.
- Это ещё кто?!
Он неохотно поставил посуду на стол и направился в прихожую. Достав из подсумка мобильник, Костя нажал на кнопку приёма вызова и недовольно буркнул: «Да?»
- Алло! Это Константин?
- Слушаю!
- Ваш номер телефона дал мне Вася Колдун. Вы меня слышите?
- Да-да, продолжайте! - Костю насторожил директивный тон говорящего.
- Я являюсь сотрудником федеральной службы безопасности. Нам необходимо поговорить и обсудить некоторые вопросы, касающиеся рода Вашей деятельности.
- Вообще-то я безработный,- не растерялся Константин,- стою на бирже труда, и у меня есть все необходимые документы, подтверждающие это.
Костя – невысокий русоволосый парень, встретивший минувшей зимой своё тридцатилетие. После вчерашней попойки у него раскалывалась голова, и он мечтал быстрее похмелиться.
- Я имею в виду Ваше увлечение диггерством.
«Долбаный Вася. Наверно, стуканул. Сам же в прошлый раз провёл нас в подземку. Теперь что-нибудь повесят. Дело, видно, серьезное. Ведь не менты! ФСБ!!!» - озадаченно подумал Константин, а вслух сказал:
- А что Вас, собственно, интересует?
- Это не телефонный разговор, - вкрадчиво произнёс Саша. – Нам необходимо встретиться, и желательно сегодня.
- Что за спешка? А если я …хм… «не в форме»?
- Ничего страшного.
- Где и когда?- сквозь зубы процедил Константин, смирившись с неизбежностью этой встречи.
- Наверное, будет правильно, учитывая Вашу «форму», мне самому прийти к Вам и обо всём поговорить. Если конечно не возражаете.
- … Хорошо. Записывайте адрес.

Результаты анализа обнаруженных в подземке образцов показали, что отпечатки пальцев и ДНК волос полностью совпадают с теми, что были взяты при обследовании трупа. Алёна немедленно сообщила эту новость Саше. Тот, в свою очередь, попросил девушку не извещать генерала о ходе расследования и обнаруженных находках, пока не появится что-то действительно стоящее, о чём не стыдно будет доложить.

После продолжительного разговора с Константином Саша убедил его в необходимости участия в данной операции.
- Может, тебе и орден дадут! Посмертно!- пошутил он, вспомнив реплику известного киногероя.
После этих слов Костя недовольно скривил рот и задумался.
- А что у вас мало своих специалистов? Почему, непременно, нужно брать людей со стороны? – поинтересовался парень. – Зачем посвящать «чужих» в дела государственной важности?
- Почему же! Профессионалов у нас предостаточно. Беда в том, что они не знают так досконально тех мест, куда мы собираемся проникнуть. А Вы, я наслышан, излазили там всё вдоль и поперёк. Ведь так?
- Ну… в принципе, Вы правы.
- Ко всему прочему, ни в какие секреты посвящать вас мы не собираемся. Просто побудете недолго нашими проводниками.
- В Ваших словах есть резон…
Костя пообещал привлечь к этому делу своего напарника, Алекса Шефера, с которым он и занимался подземными авантюрами. Немедля позвонив приятелю по телефону и заручившись его согласием, Костя обсудил с партнёром план приготовлений и дату предстоящего мероприятия.
- Два дня как минимум. Раньше не уложимся,- произнёс Константин, прикидывая, сколько времени уйдёт на сборы.
-Хорошо,- сказал Саша.- Что из вещей нам потребуется?
- Всё необходимое у нас имеется: гидравлические ножницы, электрические фонари и другое оборудование. Единственная загвоздка - водолазное снаряжение и разрешение на пронос инвентаря в метро.
- Это я беру на себя, – заявил Александр. - Снаряжение я организую через свою контору. Не проблема! Главное, нужно знать ваши размеры, чтобы подобрать гидрокостюмы. Насчёт проноса оборудования можешь не беспокоиться - разрешение будет.
- Хорошо бы подключить к этому делу Колдуна. Он неплохо ориентируется в подземке и может быть полезен.
- Неплохо?! - Саша вспомнил проводника Васю и чуть не рассмеялся. – Хорошо. Привлечем и Василия. Я сегодня с ним свяжусь и поговорю. Только его телефонного номера у меня нет.
- Я Вам дам, - Костя посмотрел на часы, потом представил бутылку с остатками водки, одиноко стоявшую на кухонном столе, после что-то черканул на обрывке газеты. – Вроде обо всём договорились? - он протянул гостю клочок бумаги с телефонным номером. – Теперь мне нужно заняться своими делами.
Костя попрощался с новым знакомым, закрыл входную дверь и отправился на кухню.

Дверной звонок надрывался неистово. Костя отбросил одеяло в сторону и свесил ноги с кровати. Внезапно рядом на подоконнике зазвонил будильник. Парень взял его в руки и, нажимая на перекошенную кнопку, попытался выключить. После нескольких неудачных попыток он положил будильник на постель и накрыл его подушкой.
«Шесть утра. Кого в такую рань принесло?» - подумал Костя и, потягиваясь, пошел открывать дверь. Звонок вдруг изменил тональность, захлебнулся и умолк. Запахло горелой проводкой. Константин сдвинул рычаг, замок щёлкнул и открылся.
У порога стоял его приятель Алекс, немец по происхождению, потомок поволжских переселенцев. Невысокий русоволосый мужчина средних лет. Он считался классным специалистом в области археологии, в совершенстве владел немецким языком и, как Константин, был прожженным диггером. По жизни Алекс был непревзойденным фантазером. В студенческие годы он даже пытался соорудить машину времени. И ему это почти удалось! Жаль подвели законы физики.
Шагнув в квартиру, Алекс ухватил сонное лицо приятеля пятерней ладони и с силой толкнул. Не ожидая от гостя таких активных действий, Константин потерял равновесие и, словно тряпичная кукла, отлетел на стоявший в углу прихожей диванчик, больно ударившись затылком о стену.
- Идиот!!! - завопил Алекс. - Ты что творишь? Мало того, что сам засветился, ты и меня подставляешь. С какой стати ты разоткровенничался перед этим ФСБэшником? Сопли распустил. У тебя мало проблем? Теперь, что ни случись под землёй, всё на нас валить будут. Всех собак повесят.
Костя, очухавшись от неожиданной взбучки, приподнялся и, опершись руками о диван, обиженно выпалил: - Ты что, с дуба рухнул? Чего руки распускаешь? Сам же вчера согласился сопровождать группу.
- А что оставалось? Вы меня перед фактом поставили. Попробуй откажись!- Алекс протянул товарищу руку и помог подняться, после чего тихо произнёс: - Ладно, извини.
- Собственно, чего ты так всполошился? – сказал Костя, потирая ушибленный затылок. – Нам же лучше. Мы убиваем сразу двух зайцев. Во-первых, обследуем новое место, во-вторых, будет свой человек в ФСБ, когда-нибудь да пригодится.
- Погорячился, - виновато произнёс Алекс, соглашаясь с доводами товарища.
- Ладно. Забыли, - Костя подтянул спадающие плавки.- Ну что? Тогда за дело?
- Давай быстрее приводи себя в порядок да пойдем. Времени у нас мало. Все оборудование сложим у меня в гараже, а завтра с утра перевезём на тачке к месту сбора.
- Хорошо. Посмотри пока ящик. Я скоро, - Костя включил телевизор, укрыл пледом кровать и направился в ванную.

Великолепный православный храм привлекал внимание прохожих блеском золочёных куполов. Очертания белых стен, высившихся на фоне плотной синевы предвечернего неба, вселяли покой и умиротворение.
Василий последний раз перекрестился на смиренный образ Сергия Радонежского и направился к выходу. Вечерняя служба ещё продолжалась, но парень редко оставался до конца церемонии. Он не являлся чересчур набожным, но всё же время от времени посещал церковь, чтобы облегчить сердце и очистить душу. Его мать прислуживала в церкви, и поэтому духовные традиции парню были не чужды.
Выйдя на улицу и включив мобильник, Василий обнаружил на дисплее непринятый вызов. Абонент был незнаком. Вася решил перезвонить.
- Алло! Здравствуйте! Извините, пожалуйста. У меня на определители высветился Ваш номер. Вы мне звонили?
- Привет, Колдун! – произнёс Саша шутливым тоном. – Узнаёшь?
Вася напряг извилины: - Пока нет!
-А о подземном приключении уже забыл?
-Это Вы?!- парень узнал голос недавнего спутника.- Какими судьбами? Как дела?
- Как сажа бела,- сострил собеседник. - Ты лучше скажи, что завтра делать собираешься?
- Работать. Как всегда.
- Есть другая работёнка, - произнёс Саша и, не углубляясь в дебри обстоятельств, посвятил экс-проводника в свои планы.
-Я, в принципе, готов,- чуть взволнованно промолвил Вася, в глубине души радуясь, что сможет поучаствовать в настоящем расследовании.- Только необходимо, чтобы меня отпустили с работы, а то у нас там аврал.
-Насчёт работы можешь не волноваться. Я всё устрою, как в прошлый раз. Послезавтра приходи к восьми утра на станцию, к тому месту, где мы сегодня разбежались. Смотри, ничего не перепутай!
-А что тут путать! Послезавтра. К восьми утра. На том же ме….
«Средств на Вашем счёте недостаточно, чтобы продолжить данный разговор. Срочно пополните счёт. Извините за неудобства».
Вася от досады чертыхнулся на железную бабу, которая так не вовремя прервала связь. Повернувшись к храму, он совершил крестное знамение, попросил у бога прощения, что помянул сатану близ святого места, и отправился домой, размышляя о своей однообразно текущей жизни, о судьбе, о предстоящем походе.

Пять лучей от мощных фонарей уткнулись в радужное водное зеркало. Четверо мужчин и одна женщина, экипированные для подводного плавания, молча стояли у затопленного подземного перехода и смотрели в сияющий омут. Специфический запах неопрена, исходивший от новых водолазных костюмов, словно символизировал новизну и непредсказуемость предстоящего мероприятия. Зная заранее, что их ожидает, ступили бы они в эту воду? Окунулись бы в пучину неведомого? Как знать!
Тишину нарушил Сашин голос.
- Кто разведает путь? – Он взглянул на спокойные лица диггеров.
-Давайте я, - Алекс опустил на лицо маску, прикусил загубник и двинулся вниз по гранитным ступеням. Возникшие волны потеснили нефтяную пленку, и было видно, как луч фонаря, скользнув по дну площадки, скрылся в глубине бокового прохода. Прошло около десяти минут. В воде снова замаячил свет. Поверхность забурлила, и появилась голова Алекса.
-Там длинный коридор,- произнёс он, сняв маску и освободив рот.- В общем ничего особенного, - Алекс сплюнул остатки воды и продолжил. – Я добрался до самого конца. Дальше тоннель уходит круто вниз. Спускаться в одиночку я не рискнул. Лучше держаться вместе, чтобы нашлось, кому подстраховать.
- Согласен,- произнёс Александр. – Тогда берём снаряжение и в путь.
Оборудование и другие вещи были разложены в герметичные кейсы-контейнеры. В них легко уместились небольшие гидравлические ножницы, личные вещи, а также всё необходимое, что могло понадобиться в предполагаемых обстоятельствах.
Материал, из которого были изготовлены кейсы, по цвету напоминал алюминий, а по качеству оказался прочен и лёгок. Контейнеры могли транспортироваться как в руках, так и за плечами в виде рюкзаков. На спине у каждого участника группы располагался баллон со сжатым воздухом. Найденный ранее акваланг учёного так и остался лежать нетронутым под грудой старой ветоши. Все участники похода так или иначе ранее сталкивались с водолазным снаряжением и имели некоторый опыт подводных погружений. Все, кроме Василия. Во время инструктажа, посвященного элементарным приёмам использования акваланга и правилам поведения под водой (который Саша провел перед началом погружения), Вася уже начинал жалеть, что ввязался в это дело. Затем, примерив оборудование и немного привыкнув к нему, «колдун» понял, что ничего сложного, в общем-то, нет, и успокоился.
Первыми под воду ушли диггеры, так как являлись самыми опытными. За ними спустилась невозмутимая, а в ответственные минуты даже хладнокровная Алёна. Вася в последний раз окинул взглядом показавшееся ему таким родным подземелье, мысленно перекрестился и отправился вслед за уплывающей девушкой. Саша оказался последним, кого увидела старая крыса, выбравшаяся из кучи тряпья под занавес происходящего. Немного постояв, прислушиваясь к утихающему бульканью воздушных пузырей, она недовольно фыркнула и не торопясь посеменила догрызать остатки шланга спрятанного акваланга.

Группа продвигалась цепью на некотором расстоянии друг от друга. Серые, местами почерневшие стены тоннеля ощетинились порванными жилами ржавой арматуры. Девственная вода оказалась столь прозрачной, что свет от фонаря, разрубая иссиня-черную даль неведомого пространства, долго не терял своей силы.
Добравшись до конца тоннеля, аквалангисты устремились вниз, где их взору открылась обширная площадка, похожая на равносторонний восьмиугольник. Не менее дюжины прогнивших дверей приотворяли путь к скрытым проходам. Саша обследовал каждую. Группа проскользнула в одну из дверей и продолжила путь вдоль извилистого коридора. Замыкающим был Константин. Он плыл, прижимаясь к потолку, и часто оглядывался назад, отгоняя лучом фонаря непроглядную тьму, коварным хищником преследовавшую их по пятам. Далее проход упирался в перекошенную дверь, державшуюся на одной петле. Преодолев ветхое препятствие, люди очутились в небольшом проходном помещении.
Время шло, а череде дверей и коридоров не было ни конца, ни краю. Вскоре внимание Саши привлекло беспокойное поведение Алекса. Тот встревожено поглядывал то на запястье, где находились часы, то на стрелку манометра своего акваланга. Александр понял что, увлёкшись поисками, он совершенно забыл о «точке невозврата». Кто сталкивался с дайвингом, знает, что существует такая временная точка, которая с учетом давления воздуха в баллоне и расстояния до момента всплытия является предельно допустимой. Достигнув этой точки, дайвер должен повернуть назад или уменьшить расход подаваемого из баллона воздуха, что, в свою очередь, создает определённые неудобства и риск остаться под толщей воды. Навечно.
Всё это Саша осознавал, как понимал и то, что находится на правильном пути. По сбитой ржавчине на дверных петлях он доподлинно определял путь следования ученого, а по остаткам воздуха в найденном акваланге легко было предположить, что до всплытия оставалось совсем немного. Взвесив все за и против, Саша жестом дал понять Алексу, что ситуация под контролем.
Следующий проход вывел людей на очередную площадку, как две капли воды похожую на ту, с которой группа начала погружение. За ней находился крутой подъём. Стайка любопытных пловцов, словно усталый косяк диковинных рыб, потянулась вверх, продвигаясь к заветному выходу. В верхней точке подъема луч Сашиного фонаря осветил причудливую конструкцию, сложенную из металлических труб. Они торчали в разные стороны, словно гигантский раскрытый веер. Парень ускорился. Он первым добрался до странного объекта, но нечаянно зацепился ногой за торчавший сбоку провод. Неожиданно сооружение начало распадаться. Огромное опахало превратилось в уродливую кисть исполинского великана, чьи негнущиеся пальцы стали едва заметно расползаться в стороны, захватывая всё больше пространства. Затем, отделившись от основания, трубы устремились вниз, увлекая за собой камни и строительный мусор. Аквалангисты ринулись в рассыпную. Одна труба всё же зацепила Константина и придавила его к стене. Раздался резкий щелчок, потом хруст, хорошо ощутимый даже под толщей воды. У Василия при виде произошедшего по спине пробежала стайка трусливых мурашек. Белки глаз закатились, и он начал медленно сползать по склону вслед за удаляющимися остатками подводной лавины. Алёна поспешила на помощь. Она успела подхватить «колдуна» в тот момент, когда обмякшее тело парня приближалось к торчащей из стены арматуре. Девушка смогла удержать загубник акваланга, выпадающий из его слабеющего рта.
Алекс, находившийся недалеко от Константина, последовал на помощь другу, исчезнувшему в бурлящем облаке воздушных пузырей. Было очевидно: баллон с воздухом поврежден, а что случилось с его владельцем, оставалось непонятным. Алекс просунул руку вглубь пузырькового облака и, нащупав мечущегося в панике друга, освободил его от бушующего акваланга. Набрав воздуха в легкие, он поднёс шланг от своего аппарата к губам Кости. Отброшенный в сторону повреждённый баллон, словно неуправляемая торпеда, устремился вдаль и вскоре скрылся из виду. Пострадавший, но чудом оставшийся в живых диггер принялся с жадностью вдыхать спасительный воздух. Тем временем Алёна растормошила Василия и все не мешкая стали подниматься наверх. Там их поджидал очередной тоннель.
Изрядно потрёпанная группа двинулась дальше. Возглавлял ее, как и прежде, Александр, только плыл он теперь медленнее, чаще оглядывался и временами возвращался назад, если кому-то вдруг требовалась помощь. Через некоторое время Саша остановился у большой ниши, расположенной в кирпичной стене. Он осветил фонарём пространство внутри углубления и обнаружил дверь, покрытую бурым налётом. Дугообразный след на сдвинутом иле однозначно говорил о том, что дверь недавно открывали. Дальше начинались ступени, которые убегали вверх и скрывались в темноте.

Высунув голову из воды, Саша снял маску и наконец-то вдохнул полной грудью. Воздух показался разреженным и спёртым. Пахло плесенью и почему-то свежими грибами. Помещение, где он очутился, было похоже на строительную площадку. Стены выглядели так, словно их много лет назад подготовили к отделочным работам, но почему-то забросили. Толчок в спину заставил Сашу подняться выше и выйти из воды. Вслед за ним появился Костя с приличной ссадиной на лбу, затем выбрались остальные. Продрогшие и обессиленные люди морскими звёздами распластались на бетонном полу подземелья. Отбросив в сторону кейсы, они сняли маски и некоторое время лежали молча, тяжело дыша.
- Да... Попали мы ребятки,- наконец произнёс Александр. - Костя, как ты?
- Сейчас вроде нормально,- Константин ощупал повреждённый лоб. – Кровь не течёт. Сначала думал: «Все! Конец!» Воды прилично нахлебался. Потом чувствую: кто-то трубку с воздухом в рот толкает. Вижу - Алекс, - он повернул голову в сторону напарника и трогательно произнёс: - Спасибо, брат!!!
- Да чего там,- Алекс с укором посмотрел на Сашу. – Дальше-то что?
- И мне не терпится узнать, – просипел также пострадавший Василий.
- Нюни распустили? Как бабы! - стремительно ворвалась в разговор Алёна. – Что делать, что делать…– девушка посмотрела на Алекса и Костю.- Вы диггеры или дерьмо собачье? – выпалила она, не стесняясь в выражениях.
- Ладно, не кипятись, - Саша поднялся с пола и стал стягивать мокрый гидрокостюм. Переодевайтесь во всё сухое, - произнёс он, аккуратно складывая рядом водолазное снаряжение.
Натянув чёрные джинсы и бардовую футболку, Саша принялся завязывать шнурки на кроссовках. Секунду поразмыслив, он закрепил наплечную кобуру, водрузил туда отливающий чёрным глянцем «ПМ» и, надев темно-зеленую штормовку, защёлкнул кейс.
- Гидрокостюмы и акваланги оставим здесь. Если не найдем другого выхода на поверхность, кому-то придется плыть назад тем же путём и доставить сюда пару заправленных воздухом баллонов. Так что не волнуйтесь - под землёй никто не останется. А то, что с нами приключилось, пусть станет уроком. Впредь будем осторожнее.
Последовав примеру Александра, все быстро переоделись, и через пять минут группа могла следовать дальше.
- Зачем Вам оружие? - полюбопытствовал Василий, поглядывая на то, как Алёна подтягивает ремешок кобуры и поправляет рукоять пистолета.
- А, это… на всякий случай, - Алёна взяла в руки «макарова» и демонстративно передёрнула затвор, после чего вставила обойму.
- На какой такой случай? - не унимался Колдун.
- Случаи бывают разные. Например, нападёт на тебя нехороший парень или выскочит из-за угла монстр. Что делать будешь? А?- Алёна улыбнулась и убрала оружие.
-Фонари лучше выключить. Оставим в работе один - этого вполне достаточно, - высказался Алекс. – Так гораздо экономичнее. Кто знает, сколько нам ещё предстоит здесь находиться.
Предложение показалось разумным, и все последовали мудрому совету.
- Если все готовы, то вперёд! - Александр поправил закреплённый на спине кейс и двинулся в сторону дверного проёма вслед за блуждающим лучом фонаря.

Небольшой отряд исследователей продвигался гуськом, едва поспевая за лидером. Прямо за Сашей шёл Алекс, надвинув на глаза оранжевую бейсболку. За ним следовала Алёна в чёрном спортивном костюме и бежевых кроссовках. Её распущенные волосы смоляным потоком стекали на серебристую поверхность закреплённого на спине кейса и разбегались по холодному металлу тонкими струйками непросохших прядей. Следующим мельтешил Василий, ритмично пошаркивая брезентовой робой. Замыкал группу Костя в повязанной вокруг головы пёстрой бандане.
Неведомый путь пролегал меж серых идолов бетонных опор, через прогнившие лестницы, вдоль полуразрушенных парапетов, и в итоге вывел к железнодорожной платформе.
Это был станционный перрон с заброшенным пакгаузом, внутреннее убранство которого отсылало к пятидесятым годам двадцатого столетия. По всей длине платформы, в ряд, располагались складские помещения. Их обшитые вагонкой фасады некогда были выкрашены в коричневый цвет.
Замки на дверях отсутствовали. Рядом пролегала железная дорога, которая с одной стороны упиралась в тупик, а со второй - убегала вдаль, растворяясь в темноте подземного мира. Недалеко от тупика на старых рельсах стояла ручная двухместная дрезина, и, судя по всему, она была в превосходном состоянии.
-Давайте осмотрим помещения. Может, обнаружим что-нибудь стоящее, - предложил Саша, пытаясь сдвинуть щеколду на двери одного из складов. - Включайте фонари и осмотрите здесь все закоулки, - он сильно ударил по заклинившему запору обломком кирпича. Железяка взвизгнула и отскочила в сторону. Саша отворил скрипучую дверь и вошёл в помещение. Алёна последовала за ним.
- Да!!! – изумленно произнесла девушка.
На стеллажах и на полу валялись сотни вздувшихся и полусгнивших консервных банок. Алёна взяла первую попавшуюся и поднесла под луч фонаря. С едва различимой этикетки на неё уставилось мерзкое свиное рыло, а чуть в стороне чернели строчки параметров ГОСТа. Выпуск продукции датировался октябрём 1954 года. Помимо банок повсюду валялся истлевший от времени мусор, а также предметы, определить назначение которых теперь не представлялось возможным.
- Что это за место? – спросила Алёна и запустила банку в дальний угол помещения.
- Скорее всего, здесь находились склады, куда стекались грузы, предназначенные для нужд министерства обороны. Отсюда это добро распределялось по хранилищам, где размещался или размещается стратегический запас страны на случай войны или других непредвиденных ситуаций, - высказал предположение Саша. – А весь этот хлам – бракованная и испорченная продукция, которую по какой-то причине не успели утилизировать.
- Думаешь? – Алёна направила луч фонаря на облепленную выцветшими плакатами стену. На одном из шедевров советской плакатной живописи строгая женщина в красной косынке заговорщически поднесла указательный палец к губам, словно произнося звук «тссс», а навязчивая надпись внизу настоятельно рекомендовала: «НЕ БОЛТАЙ!».
- Пойдем дальше, - Саша подцепил ногой электрическую лампочку, что валялась рядом, и, как заправский футболист, запустил её под потолок. Лампа, словно кручёный мяч, взмыла вверх, после чего, опускаясь, налетела на одну из перегородок стеллажа и с громким хлопком разлетелась стеклянным дождём по пыльной поверхности пола.
Выйдя из помещения, они последовали в направлении дальнего склада. Оттуда раздавался нешуточный грохот падающих предметов, звон бьющейся посуды и задорные возгласы, словно внутри бесновались неандертальцы.
- Развлекаетесь? – Саша стоял у входа в разгромленный склад, наблюдая, как трое взрослых мужчин, словно увлеченные забавной игрой дети, крушили все, что подворачивалось под руку.
Все помещения пакгауза выглядели сравнительно одинаково: пОлки, банки, хлам. Все, кроме последнего! В нём были складированы ручные дрезины различных модификаций. Некоторые лежали на полу вверх колёсами, другие находились на стеллажах в разобранном состоянии.
- В принципе, некоторые из них на ходу, - заявил Алекс, на коленях разглядывая детали старого механизма. – Я думаю, необходимо воспользоваться одной из дрезин и продолжить путь по рельсам. Наверняка, железная дорога куда-нибудь выведет.
-А если нет? – засомневался Василий. – Вдруг этот тоннель в каком-то месте затоплен! Ведь может такое быть? Давайте лучше вернёмся обратно. Мне кажется, это будет самым разумным.
- Может быть и так,- задумчиво произнёс Александр. – Но, с другой стороны, дрезина в тупике указывает на то, что учёный прибыл сюда именно на ней. Значит, мы на верном пути. И было бы глупо, забравшись так далеко, прекратить расследование и даже не пытаться узнать, куда ведёт эта дорога. Кстати, не помешает выключить лишние фонари.
- Да, Саша, ты прав! Батарейки надо беречь. Что касается двухместной дрезины, стоящей на путях, то для пяти человек она маловата. Нам скорее подойдёт эта, - девушка указала на четырёхместный механизм, находившийся у стены в углу помещения. – С виду вроде в порядке, - Алена обратилась к диггерам.- Ребята! Посмотрите, в каком состоянии эта штука. Если всё нормально, давайте поставим её на рельсы.
Через полчаса наспех реанимированная конструкция стремительно мчалась по подземной магистрали.

Визг и лязг, издаваемый шестерёночными узлами и старыми подшипниками оригинальной тележки, стократ усиливались хорошей акустикой арочных стен тоннеля, отчего у пассажиров всё внутри переворачивалось. Постепенно детали притерлись, и лишь временами раздавался заунывный стон механического сердца машины да ненавязчивое стрекотание колёсных сверчков. Дрезина, ритмично подпрыгивая на стыках железнодорожного полотна, двигалась легко и без сбоев. Вася и Костя, сидя друг против друга, по очереди тянули мощный рычаг и были похожи на спортсменов, состязающихся в академической гребле. Василий расположился спиной по ходу движения и усердно пыхтел, задавая темп, за которым Константин едва поспевал. Рядом с Васей устроилась Алёна. Она восседала словно кучер на кОзлах экипажа, повернувшись лицом по ходу движения дрезины. Девушка играла роль главного прожектора «локомотива», освещая фонарём мелькающие шпалы, предупреждая о поворотах и временами притормаживая оригинальным ручным тормозом. Саша с Алексом сидели по разные стороны от Константина и были готовы в любую секунду прийти на смену уставшим товарищам.
- Странно, - произнёс Алекс. – Едем уже час, а дороге ни конца ни края.
- Ты прав,- Саша посмотрел на часы, после чего обернулся назад и на некоторое время замер, вглядываясь в черноту убегающего тоннеля. – Необычным выглядит и то, что за все время движения нам не встретилось ничего, что указывало бы на следы жизнедеятельности человека в настоящем времени. Такое ощущение, что всё это хозяйство уже много лет заброшено. И мне кажется, преодолев водную преграду, мы оказались по ту сторону «чего-то».
- «Чего-то»?! Что ты имеешь в виду? – насторожился Алекс.
- Видишь ли,… - Саша достал из кармана сигареты и предложил собеседнику.
- Спасибо, я не курю, - вежливо отказался Алекс.
- Я тоже бросаю, - Саша сжал в ладони бело-синюю пачку и зашвырнул в темноту. – Может, и не следовало бы рассказывать, - продолжил он. - Всё же, я пришёл к выводу, что ты, да и все ребята, должны знать, что дело, в которое я вас втянул, непростое. Я бы даже сказал опасное!
- Саша! Может не стоит?! Это все-таки секретная информация,- вмешалась в разговор Алёна.
- Никаких секретов я разглашать не собираюсь. Люди должны знать, на что идут,- ответил Александр и успокаивающе взглянул на девушку.
Он коротко изложил компаньонам историю этого дела начиная со смерти своего отца и заканчивая погибшим ученым, найденным на рельсах подземки. Рассказывал недолго, преднамеренно опустив некоторые подробности, касающиеся тайны следствия.
- Да! Впечатляет! – Костя одной рукой почесал затылок, продолжая второй тянуть рычаг. – Но всё равно, если бы я заранее знал об этом, ни за что бы не отказался от такого приключения, несмотря на все неурядицы, - он осторожно потрогал ссадину на лбу.
Прагматичный Алекс заявил:
- Конечно, о таких серьёзных вещах нужно уведомлять заранее. Не всякий может и согласится на подобное, но что теперь об этом говорить! Дело сделано, - он раскрыл кейс, достал из него несколько аппетитных пирожков, испеченных заботливыми руками матери, и угостил всех.
Василий ничего не говорил. Он с яростью работал рычагом, жадно жевал пирог и вопрошал Бога: «Господи! Когда же всё это закончится?»

Внезапно раздался металлический скрежет. Дрезина замедлила ход и вскоре остановилась. Алена убрала руку с рычага тормоза: - Приехали!
Тележка замерла на распутье перед покосившейся железнодорожной стрелкой. В этом месте тоннель делился на два рукава. Саша соскочил на землю, включил фонарь и стал внимательно осматривать пути.
- Стрелку недавно переводили, - сказал он, разглядывая старый отпечаток рельса, оставшийся на трухлявой шпале. - Хотели запутать следы.
- А зачем так осторожничать? – поинтересовалась Алёна.
- Вероятно, на это были свои причины. Ехать нужно по правому ответвлению!
- Это почему?
- Потому что…
- Вот смотри, - перехватил инициативу Алекс. Он осветил рельс. - Видишь, сплошная текстура ржавчины нарушается полосой более тёмного оттенка?
- И что?- девушка пристально всматривалась в бархатистую ярко-коричневую поверхность.
- Это говорит о том, что здесь не так давно прошло колесо.
-Точно! – Алена, нагнувшись, сместилась чуть дальше и продолжала рассматривать железную дорогу. - А здесь оно притормаживало, - девушка указала на ярко выраженный тормозной след. Она прошла чуть дальше вглубь правого ответвления. - А вот ещё кое-что! - Алёна встала в полный рост, держа перед собой в вытянутой руке странный предмет.
Саша подошёл к девушке.
- Ничего себе! - произнёс он, с удивлением разглядывая предмет. – Это же магнитная карта, - Александр взял в руки запылившуюся пластиковую карточку и протёр ее рукавом штормовки. На жёлтом пластике отчётливо просматривалась цветная фотография, где был изображён человек, похожий на погибшего ученого. Внизу, напротив надписи «Идентификационный номер», находилось тиснение в виде рельефных символов – «ХХК1810».
- Интересная штуковина, - Саша попробовал ее на излом, но пластик едва прогнулся. – Прочная зараза. Она тебе ничего не напоминает? – он вернул находку девушке.
- Да! Точно! Такие или очень похожие на этот электронные ключи используются на некоторых наших объектах для доступа в секретные зоны.
- О чём это говорит? – спросил Александр и тут же сам ответил. – Всё указывает на то, что и погибший учёный, и события, происходящие вокруг, непосредственно связаны с нашей организацией или с одним из её отделов. То есть налицо какая-то двойная игра, но кто устанавливает правила, пока непонятно.
- Ты думаешь? – Алёна заглянула напарнику в глаза. – Намекаешь на то, что в убийстве твоего отца и других наших сотрудников замешаны органы ФСБ?
- Я в этом убеждён, - Саша положил фонарь на дрезину, подошёл к стрелке и переместил противовес в другое положение. Несмотря на ржавчину и плачевное состояние нехитрого устройства, направляющие рельсы лихо перескочили на нужный путь. – Сначала я сомневался, - продолжил он, - но после этой находки всё встало на свои места.
- Где мы хоть сейчас находимся? – словно проснувшись, промолвил Вася. – Я имею в виду под чем?
- А это у тебя надо спросить. Ты ведь у нас проводник, - с иронией в голосе ответил Александр. – А если серьезно, то за всё время пути мы ни разу не пересеклись ни с одной станцией метро, ни с каким-либо другим объектом.
- Скорее всего, эта ветка ведёт куда-то загород, и достаточно далеко, - предположил Константин, перебирая содержимое своего кейса. Он достал компас, сверился с картой подземных коммуникаций, нарисованной от руки, после чего озадаченно произнёс: - По моим расчетам, мы находимся километрах в тридцати к востоку от Москвы.
- Ну ведь когда-то эта дорога должна закончиться?! – без уверенности в голосе предположил Алекс, усаживаясь в дрезину на смену уставшему Василию.
- Когда-то должна, - сказал Саша, устраиваясь напротив. – И чем скорее мы поедем, тем быстрее это произойдёт.
Дождавшись, пока все не разместятся, Саша потянул на себя потёртый рычаг дрезины. Тележка охотно сдвинулась с места и, постепенно ускоряясь, помчалась вперёд, заполняя мелодичными трелями пустоту унылого тоннеля.

Прошло около трёх часов. Несколько раз группа останавливалась в местах, где дорога имела разветвления, и после осмотра путей поездка продолжалась вновь. Наконец под лучом фонаря замелькали железобетонные опоры старой платформы. Алёна остановила транспорт рядом с небольшой металлической лестницей. Поднявшись, группа разбрелась по площадке, для того чтобы осмотреться. Ровная поверхность безупречно уложенных железобетонных плит чередовалась с тонкими прожилками стыковых соединений. Местность оказалась на удивление ухоженной: ни мусора, ни разбросанных предметов, разве что всё вокруг выглядело заиндевевшим. Чуть дальше платформа упиралась в стену, где рядом с глубокой трещиной зияла внушительная дыра полуразрушенного прохода. Подступы к проходу были увиты толстой серебристой паутиной. Её диаметр местами достигал толщины бельевой верёвки. Создавалось впечатление, что здесь потрудилась бригада гигантских пауков.
- Что за чертовщина! - промолвил Алекс, проводя лучом фонаря над обрушившимся проходом, там, где потолок граничил со стеной. Наверху, окутанная паутиной, висела мумия существа никому доселе не известного или же изуродованного до неузнаваемости. Оно застыло в объятьях насильственной смерти, свесив костлявые конечности вдоль вытянутого тела, и было похоже на муху, попавшую в коварную ловушку кровопийцы. Мумия была покрыта густой рыжей шерстью с чёрными поперечными полосками. Само туловище, или то, что от него осталось, принадлежало гамадрилу средних размеров, тогда как морда, застывшая в мучительной гримасе, не имела к обезьянам никакого отношения.
- Ты что-нибудь понимаешь? – спросил Саша, вглядываясь в обескураженное лицо стоявшей рядом девушки.
- Честно говоря, я в шоке, - ответила Алена, разглядывая существо.- Похоже на гамадрила, но с нехарактерным для этого вида волосяным покровом и расцветкой. Насколько я знаю, гамадрилы относятся к семейству павианов. Их часто используют в биологических опытах. Но как эта обезьяна могла оказаться здесь? Вопрос, на который я пока ответить не готова. Ещё обратите внимание на это, - девушка указала на обтянутую высохшей кожей морду, которая не была похожа на удлиненную собачью, что свойственно павиану, а скорее принадлежала особи из семейства кошачьих. – Это какой-то неизвестный, во всяком случае для меня, вид приматов. Я бы назвала его «тигровая обезьяна»!
Неожиданно из глубины прохода послышался нарастающий топот сотен лап или ног (а может копыт?). Подобные звуки можно услышать в поле находясь недалеко от проносящегося мимо табуна.
- Что у вас там? - издали прозвучал голос Константина, который всё это время приводил в порядок разболтавшийся механизм дрезины. Закончив работу, он поднялся на платформу, вытирая руки куском ветоши, и обнаружил своих партнёров застывшими в нерешительности. Василий, оценив положение вещей, принялся шаг за шагом отступать. Через мгновение из глубины прохода сверкнули чьи-то глаза, затем ещё, ещё. Сашина рука, путаясь в складках штормовки, потянулась к пистолету. Алёна уже стояла с оружием наперевес.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет