Раковина рапана

Косяк кефали подошёл под самый пирс Никиты,
хватай ружьишко и вперёд, – мы в космосе ином!
А ты иди, куда ты шёл, куда ты шёл, иди ты,
козёл, заливший зенки днём, то ль водкой, то ль вином.

Ах, как сверкают слитки рыб, как золотятся слитки!
Как поднырнуть и не спугнуть? Как тайны их постичь?
Морские на камнях висят съедобные улитки,
рапаны это, сей моллюск для мидий сущий бич.

А на скале подводной краб сидит, как царь на троне,
/впервые очутившись здесь, я думал – это сон!/,
блюз незнакомый всё звучит: как будто на тромбоне
играет кто-то, и морской конёк, что саксофон.

Кто слышал музыку глубин, со мной не станет спорить,
а кто не слышал, тот молчи, и мне не прекословь:
о звёздном небе больше мы уж знаем, чем о море,
а по влечению к нему сравнима лишь любовь.

На мыс Мартьян ложатся тень и отблески заката,
мне ногу судорогой вдруг от узких ласт свело,
Я видел быстрых пеламид и двух большущих скатов,
И надо срочно выходить, пока ещё светло.

Когда зимою поднесу я к уху дом рапана,
а за окном то дождь, то снег, то ветер – /ох, ретив!/,
услышу в раковине гул и шёпот океанов,
и черноморских летних волн глухой речитатив…

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (1 голос)