ПОСЛЕСЛОВИЕ К ПРЕЗЕНТАЦИИ 3

часть третья

Пострадал и второй от набережной ярус зданий - сгорел санаторий "Большевик" (бывшая до революции и в первые годы советской власти гостиница "Россия").
На месте нынешнего Дома Торговли и здания Гор.Совета и Исполкома до войны находилась Нефтебаза,- так она горела пострашнее танка электростанции.
Были подожжены и выведены из строя многие другие здания в городской черте и в пределах ялтинского района, но выяснением количества разрушенных объектов в пределах Большой Ялты я специально не занимался и потому ограничиваюсь тем, повторю, что знаю и видел лично, хотя многое уже забылось.
В советское время дворец Эмира Бухарского (ул. Коммунаров) в последние годы вплоть до самой войны служил городским Краеведческим Музеем. И он тоже подвергся участи перечисленных ранее зданий. Вспоминая об этом, диву даёшься! Немцы, отступая, взорвали только стенку мола в двух местах, рассчитывая уничтожить мол и причалы, да обмишурились в количестве и качестве зарядов то ли в спешке, то ли поручено это дело было непрофессионалам. А восстанавливали разрушаемую прибоем набережную основательно на протяжении всего срока пребывания в городе.
Передвигая цистерну от взорванной электростанции до нового места на улице Дальней (ныне ул. Блюхера) они фактически проложили здесь дорогу вместо банальной тропы. которую в послевоенный период осталось только заасфальтировать, причём застраиваться этот район начал уже в конце 70-х, начале 80-х годов и только тогда она была покрыта асфальтом на всём протяжении. Так что в Ялте своей электростанции нет до нынешних времён. Но теперь уже и нет в ней нужды - Ялта закольцована с Севастополем и Симферополем, где скоро будут введены в строй ещё по одной, экологически безопасной, электростанции.

Закончу этот разрушительный список взорванным туннелем на старой дороге Ялта - Севастополь в районе Форосской церкви на границе ялтинского района.
Но это было военной необходимостью, надолго задержавшей вражеские войска в продвижении к Севастополю со стороны Южнобережья.
Немцы не стали восстанавливать туннель, а просто расчистили завал камней и оставили нам только фотографии на память. Теперь здесь хоть и суженный, но свободно проходимый и проезжаемый участок дороги.
Как бы взамен канувшему в Лету туннелю, на новой трассе пробили более респектабельный туннель практически в том же районе.
Следует обратить внимание читателя на ещё одно обстоятельство. Начиная с конца 1943 года, когда наши войска освободили Ростов-на-Дону и вплотную подошли к Крыму со стороны Кавказа, начались бомбёжки, особенно по ночам. Нас бомбили свои же.
Бомбили немецкие объекты и войска, но они-то находились среди мирного населения, среди нас, а бомбы не отличают своих от чужих. И вплоть до освобождения в апреле 1944 года в Ялте прибавилось разрушений.
Разумеется, разрушения на Южном Берегу не идут ни в какое сравнение с тем, что творилось в Севастополе во время штурма его немцами и когда их выбивала оттуда Советская Армия.
Следует упомянуть ещё о немецкой организации, занимавшейся строительными и ремонтными работами, которая дала работу, и, следовательно, средства к существованию, в основном, местным жителям. Фирма Marinebaumstelle (нем.) - морская строительная организация имела бетонный растворный узел на хоз.дворе на том месте, где сейчас находится многоэтажка (угол ул. Гоголя и Таврической), деревообрабатывающий цех и лесопилку (на этом месте ныне ДОЦ СУ №35)в районе нынешних вертолётной площадки и ГАИ. Помню хорошо, как горела лесопилка, подожжённая при отступлении немцев. А знаю я об этой организации потому, что там работали два моих дядьки, которых собирали на работу по утрам на грузовом МАНе по всей Аутке и городу, а потом развозили обратно по домам до комендантского часа. Сколько там работало местных людей, мне не известно, но много.Однако, это была не филантропская организация, а часть военной машины Вермахта, и рабочая дисциплина соблюдалась железно - пьянство, воровство, саботаж наказывались сурово, вплоть до расстрела.

В городе работали почти все предприятия, кроме, разумеется, советских учреждений.
Оккупационная администрация сразу провела регистрацию работоспособного населения, в первую очередь - мужчин, ввела патентную систему на частный промысел, вовсю работал рынок, открывались частные магазины, хотя большинство их обслуживало только немцев. Ни повального голода, ни эпидемий в Ялте за всю войну не было. Трупы, как в блокадном Ленинграде, на улицах не валялись. Может сложиться впечатление от прочитанного, что я обеливаю оккупантов - такой цели я не ставил, а только хотел подчеркнуть, насколько наплевательским было отношение к собственному народу, брошенному на произвол судьбы, у наших правящих верхов, даже на фоне вражеской оккупации. Конечно, было гестапо, зондеркоманды, рейды и облавы, расстрелы и повешения. Честь и слава борцам, поднявшимся на борьбу с врагами, но их были единицы, а вооружённые и организованные защитники были далеко от мирного обывателя, которому надо было просто выжить.
Но самое страшное ждало нас после освобождения - чистки, высылки и просто депортации целых этнических групп. А потом долгие годы подозрений, навешиваний ярлыков (персона нон грата!)и т.п.
Всё это проверено на собственной шкуре и помнится доныне, хотя уже и не вызывает прежних эмоций. И поставим на этом точку!

На иллюстрации: туннель на старой дороге Ялта - Севастополь
которого уже нет и никогда не будет. На втором плане слева на
скале Форосская церковь, радующая нас доныне.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (2 голоса)

Рецензии

аватар: Вячеслав Егиазаров

И   ЭТО  ПРАВДА!!!

Спасибо, Дос, за память!  Многое я тоже вспомнил, но большей частью это всё уже было после войны. Пленные румыны, их лошади, голодные были времена.. А в Форосской церкви я был, когда она была брошена на произвол судьбы. Что-то разрушено,  нагажено, как это у нас водится, надписи матерно-хулительные. Визитки: " здесь был Вася с  Ростова". Заметь, не из, а с Ростова. Ну, ты понимаешь о чём я.
Такие воспоминания очевидцев очень нужны, воспоминания- напоминания, но всё равно это нас ничему не учит, увы...