ПОД СКАЛОЮ ШАЛЯПИНА

Мы из Чеховской бухты сюда по жаре прибрели,
мир подводный здесь девствен и чуден – все местные знают,
под скалою Шаляпина в гротах живут горбыли
и под вечер сюда лобаны попастись приплывают.
Мы ныряем здесь редко, здесь зона Артека, и нам
вход сюда запрещён, если честно, и нас это гложет,
но запретное место подобно провидческим снам,
всё сбывается здесь, потому что не сбыться не может.
Вот парят горбыли, словно бабочки, над валуном,
эти рыбы огромны и всё же совсем невесомы,
серебристой рекой огибает кефаль волнолом
и, спустившись ко дну, разбредается веером… О, мы
так мечтали увидеть такое, что даже сейчас,
ошалев, не ныряем, – ну двиньте-ка, что ли, по вые! –
горбыли подплывают и пялятся грозно на нас,
видно, видят подводных охотников рыбы впервые.
Белый глиссер заходит в прославленный Пушкинский грот,
в нём и тени, и всплески такую фантазию будят,
здесь дышать полной грудью стремится курортный народ,
так как воздухом этим дышали великие люди.
Адалары нас манят, но к ним ещё плыть да и плыть,
да и пару визитов, признаться, нанёс уже я им,
и мы как бы смиряем свою неуёмную прыть,
и ныряем,
ныряем,
ныряем, ныряем,
ныряем.
На кукане лобан, две кефали, скорпена, горбыль,
честь пора уже знать, мы рыбёх оставляем в покое:
если очень хотеть, все мечты превращаются в быль
под скалою Шаляпина – место в Гурзуфе такое…

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (4 голоса)

Рецензии

"... если очень хотеть..."