ПЁСИЙ ДРУГ

ПРИЙМАК АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

ПЁСИЙ ДРУГ

В пасхальный вечер зарядил дождь.
Подружка, как-то неожиданно открывшая мне, что у нас есть общность крови, ушла.
На погоду разгулялась моя болезнь.
О чём я и послал СМС-ку подружке. Она тут же откликнулась. Просила дать номер стационарного телефона, только быстро…
Связь оборвалась. Видимо, закончилась оплата.
Я послал разъясняющую СМС-ку о том, когда и как мне доступен стационарный телефон.
Ответа не последовало…
«Ну что ж, я и так виноват, что не признался раньше о своей болезни…»
Время подбиралось к полуночи. Надо было успеть купить чего-нибудь поесть до закрытия метро. Хотя уже очень хотелось спать, наверное, и из-за дождя.
Заставил себя одеться. Сел в метро. Вышел.
Вначале – в «Класс»! Там сыры дешевле. Спешил.
Рядом с троллейбусной остановкой – сбоку от автотрассы – лежала, свернувшись под дождём, собака. Белая, и, по-видимому, бездомная…
Но почему же – под дождём?
Никакого тепла, например, от люка теплотрассы, там быть не могло.… Нет там люка.
А мне надо было спешить. Что-то такое ещё лежало, кажется, и слева от пешеходной дорожки. Но я уже поравнялся с навесом для пассажиров.
И, почти не сбавляя темпа, с удивлением отметил, что под навесом, всего метрах в пяти от белой собаки, оставались ещё сухие места. Но она лежала под дождём. Загадки бывают и у собак…
На скорости прикупил рыбные котлеты, колбасный сыр. Хотел ещё – уцененных фруктов, но у весов никого не было. И, расплатившись, поспешил в обратном направлении – в «Таргет».
И вновь прохожу то же место.
Только теперь белая собака – лежит слева от остановки. А справа…лежала ещё одна. Она лежала на боку – ножки попарно вытянуты. Так обычно лежат…мёртвые животные, сбитые машиной.
Как будто в насмешку, ту, вторую собаку, бросили под забор строящегося супермаркета, прямо возле уличной мусорной урны. И, наверное, это небрежно выброшенные обёртка от конфет и шкурки бананов мокли на её уже холодной шёрстке.
Ноги мои сами остановились.
- Так вот почему ты, - обратился я влево, - лежишь тут под дождём.
Жалеешь друга?!
«Белый» едва приподнял голову, но, не оборачиваясь ко мне, а скорее – повернувшись вполоборота к шоссе, по которому продолжали мчаться машины.
- Понимаю!..
«Что ж ему дать? Разве что сыра – да ведь всё равно он сейчас есть не станет ничего».
- Будешь лежать?
«Белый» ещё на одно мгновение оторвал мокрую голову, как бы соглашаясь и прогоняя меня одновременно, и вновь продолжил неподвижно лежать под мелким обложным дождём.
Что-то ещё мог ощущать «Белый» и о чём мог он сейчас думать – не знаю.
А я подумал об известной примете:
- Дождь идет, скорбя об ещё одном ушедшем от нас добром существе.
И ещё:
- Вот какой бывает настоящая дружба… у собак.

И как всё-таки ничтожно всё остальное по сравнению с трагедией смерти.
По крайней мере, для таких вот друзей, как «Белый».

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (15 голосов)