Печальный финал 2ч

Чтобы это узнать, Лера тут же позвонила в Харьков подруге Надежде, которая работала медиком и в своё время помогала в лечении Ю.В., когда в 2005году у него случился инсульт в Харькове.

- Надюша! Прошу тебя, узнай – кто мог достать Юре справку о том, что он с 1999 года стоит на учёте в институте неврологии и психиатрии. Ещё! Я тебе продиктую фамилии врачей, что выдали справку, а ты узнай что это за врачи – существуют ли они вообще.

- Лера! Как я могу узнать? У меня нет туда доступа. Ничем не могу тебе помочь, - и положила трубку.

И у Леры возникло сомнение. А не сама ли Надежда прислала ему справку? И тут она вспомнила…

На восьмое марта, когда Лера накрыла праздничный стол и поставила начатую бутылку коньяка, которая осталась от Нового Года , Юрий Викторович, ничего не говоря, вылил коньяк в раковину.
Лера с удивлением спросила:

- В чём дело? Это же армянский коньяк!

- Алкоголичка! Ты только и ждёшь причину выпить! Я давно хотел его вылить, но не попалась бутылка на глаза!

- Сегодня же 8 Марта! Если ты не пьёшь, то почему я не могу выпить рюмку за наше благополучие? Так нельзя! Ведь нам с тобой доживать вместе до конца своих дней и нужно бережно относиться к желаниям друг друга, - с горечью произнесла женщина.

- А кто сказал, что буду с тобой до конца дней наших? Меня будет досматривать Надежда.

- Как Надежда? А меня куда денешь?

- Жизнь расставит всё на свои места! – ответил Юрий.

Тогда Лера не придала значения этому инциденту, а теперь интуиция подсказывала, что только Надежда могла достать эту справку.

Тут же Лера позвонила в Харьков другой своей подруге Ларисе. Эта подруга работала преподавателем английского языка и была знакома со многими врачами, детей которых она
учила.

Записав фамилии врачей, подписавшихся на справке из судебного иска, она уже через неделю сообщила, что те врачи из женского отделения клиники при институте, одна из которых приятельница Надежды.

Вот и стало всё на свои места. Тут же Лера позвонила Надежде и сказала, что Ю.В. признался в том, что справку выслала ему она.

- Как он мог? Я ничего не высылала! Он врёт! – кричала она в трубку.

- Тогда поговори с ним сама,- и понесла телефон Юрию, сказав:

- Юра! Возьми телефон. Надежда призналась, что тебе выслала справку, а ты с ней не рассчитался.

И тут его прорвало. Схватив у Леры телефон, он закричал:

- Какой расчёт? Я же тебе обещал полквартиры только после положительного решения суда!
Зачем ты вообще призналась? Я тебя просил, чтобы это было только между нами!

Что говорила ему в ответ Надежда, Лера не слышала, но полностью убедилась в предательстве подруги.

Если бы она призналась, сказав:

- Лера! Ну прости меня, не знала я для чего ему справка. Думала, что он попытается получить первую группу инвалидности.

Лера её смогла бы понять и простить. Но так нагло отрицать содеянное! Этого ни понять, ни простить она не могла.

На заседание суда Юрий Викторович пришёл только со своим адвокатом, а Лера Павловна - с адвокатом и со своим многочисленным коллективом литераторов.

Адвокат Леры в своей речи предложил Юрию Викторовичу забрать иск из производства суда, который построен только на фиктивной справке, предъявив доказательства, что истец никогда не стоял на учёте в психиатра Ялты и, что справка с Харьковского института неврологии и психиатрии – фиктивная. В противном случае ответчица подаёт встречное исковое заявление за подделку документов. ( На адвокатский запрос о пребывании истца на учёте в институте неврологии с диагнозом болезни «Айцгеймер» пришёл ответ, что Прасол Ю.В. никогда не стоял на учёте, и справка, подтверждающая его там наблюдение – не выдавалась.)

В связи с вновь открывшимися обстоятельствами, судебное заседание перенесли на два месяца. За это время истец забрал своё исковое заявление и дело прекратили без права возобновления.

Это судебное разбирательство подкосило здоровье как Юрия, так и Леры. В их возрасте такие потрясения не проходят бесследно.

Благодаря всепрощаеющему и покладистому характеру Леры, все эти неприятности были забыты.
Жизнь продолжалась, между бывшими супругами вновь наладились тёплые, добрососедские отношения. Скорее не добрососедские, а семейные. Приезд Лериных детей уже не раздражал Юру, а Лера, в свою очередь, скрыла от детей этот неприятный инцидент.

30 ноября 2010 года их навестила проездом из Харькова, бывшая начальница Леры со своим семейством. В связи с её 55-летием, ей выдали семейную путёвку в санаторий Гурзуфа. Регистрация для поселения начиналась с 12 часов дня, и они решили отметить юбилей с Лерой.

Бывшие супруги с радушием встретили гостей. Посидев за столом, Юрий Викторович, извинившись, отправился в Приморский парк кормить беспризорных собак, а гости засобирались в санаторий.

Больше в дом Юрий Викторович не возвратился.

Лера, прождав его до вечера, стала обзванивать лечебные учреждения, станцию скорой помощи и морг. Нигде его не было. Тогда поздним вечером она с соседом и коллегой по творчеству, принялась объезжать все больницы. Обнаружила его в неврологическом отделении городской больницы. Его привезла скорая, принадлежащая санаторию «Россия».

Его нашёл отдыхающий на дальней тропке парка. Юрий Викторович лежал без сознания лицом в
луже, которая была одна единственная на весь парк. Врачи определили у него инсульт и отёк
лёгких, не совместимый с жизнью. Лёгкие были забиты грязью из лужи. Через сутки его не стало, так и не придя в сознание.

Лера очень тяжело перенесла потерю своего любимого. Она действительно преданно любила его со всеми недостатками и достоинствами. Теперь она осталась в квартире одна, где не с кем было обмолвиться словом. Дети жили далеко, у них была своя жизнь. Только сейчас она испытала всю тяжесть одиночества на склоне лет.

Все заботы по захоронению Юрия Викторовича взяли на себя дети и друзья. Через некоторое время на могиле установили надгробие. Только Лере и осталось навещать могилу Юрия Викторовича. Вот такой печальный финал Лериной личной жизни.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет