Отрывок сказочной повести "Чудесная дудочка" (II)

* * *
Среди десятка заснеженных гор, сиротливо прижавшихся к Непроходимым скалам, внезапно прокатился необычайный грохот. Из кратера огромного вулкана, потухшего ещё в незапамятные времена, вылетело невероятное существо. Одним махом преодолев горную гряду, оно опустилось на близлежащую равнину.
Необъятные скалы, вонзающиеся в небо, наконец-то навсегда остались позади путников, а перед ними расстелилось голое поле с подмёрзшей чёрной землёй. Здесь принцесса тепло простилась с путешественниками, и верный друг стремглав понёс её ввысь, к хрустальному замку посреди белоснежного Преднебесья. Внезапно великодушный грифон неописуемо красиво запел, и эта протяжная песня ещё долго отзывалась в горах раскатистым эхом:

Не сажайте в клетку Фэри: даже там она свободна.
Как ни запирайте двери, будет так, как ей угодно!
Это правда: до рассвета Фэри сбросила оковы.
Дивный зверь на крыльях ветра мчит её далёко в горы…

День уже клонился к вечеру, и путники оглядели странное поле: ни травинки, ни былинки, кротовьих норок – и тех нет. Только далеко, где-то на горизонте, в сгущающихся сумерках едва виднелась тонкая струйка дыма.
– Громила говорил, что отсюда до границы заколдованного королевства – рукой подать, – почесал затылок Дождь.
– Так то ж его рукой-то, – проворчал дядюшка. – С нашими силёнками посложнее будет…
– Смотрите, кто-то живёт на другом конце поля, – вмешался Чок, – может, подскажет дорогу?
– Ну, что делать будем? – спросил у друзей музыкант. – Здесь заночуем, или пройдём часть пути, пока совсем не стемнело?
– Давайте часть пути пройдём! – посоветовала практичная Кларисса. – Луна путь будет освещать, да и, глядишь, несколько зёрен сэкономим.
– Светить под ноги и я могу, – добавил Чок.
Сказано – сделано. Поправив на плечах мешок, музыкант направился по полю бодрым шагом, что-то напевая себе под нос. Через несколько часов настала глубокая ночь, а из-за туч выкатилась необычайно красная луна.
…Дождь уже давно шёл в полной тишине. Была полночь, среди голого поля раздавалось только шлёпанье дырявых башмаков. А в воздухе почему-то сгущалась тревога. Крыса с жуком прижались плотнее к шее человека, а Чок из кармана наблюдал за дорогой. Светить под ноги нужды не было. Дядюшка отметил, что этой ночью красная луна сияет как-то особенно.
Внезапно музыкант заметил, что идти ему становится всё труднее. Вначале он подумал, что всё-таки устал, и надо было не отправляться в путь, на ночь глядя. Но скоро стало ясно, что неудобства причиняет чёрная земля, ставшая вдруг какой-то вязкой. С каждым пройденным шагом Дождю приходилось прикладывать всё больше усилий, чтобы отрывать подошвы от этой глины.
Светлячок зажёг фонарик, и направил его страннику под ноги.
– Странная консистенция… – почесал затылок Лука, – очень похоже на… да нет, быть такого не может! Но напоминает…
– Б о л о т о ! – хором воскликнули друзья, потому что в этот миг обе ноги музыканта погрузились в липкую жижу по щиколотку.
– Да это ловушка! – догадался Древан. – Нужно срочно убираться отсюда!
– Не хочу огорчать вас, но я застрял, – растерянно ответил Дождь. – Не могу даже пошевелить ногами, они будто в тисках!
Не на шутку перепугавшись, друзья наперебой давали музыканту советы, но это нисколько не помогало. Более всех вопила Кларисса; она так нервничала, что укусила Дождя за ухо. Странник совсем выбился из сил, но его ноги медленно погружались в болото всё больше, мерзкая жижа вот уже достигла колен.
Дядюшка Древан пытался казаться спокойным. На самом же деле он был в отчаянье: в такой плачевной ситуации гном ещё не оказывался. Он изо всех сил обхватил голову музыканта.
– Дядюшка, ты делаешь мне больно, – пожаловался Дождь. – Уж не думаешь ли вытащить меня из болота за шею?
«Может, дудочка? – мелькнуло в мыслях у Древана. – Только чем она поможет? Разве что под бодрый мотив утонуть в хорошем настроении…» Не на шутку перепуганные путники стали кричать и звать на помощь, хотя знали, что на много километров вокруг нет ни души. И вдруг на них повеяло зловещим холодом.
Дождь с друзьями не сразу заметили окаймлённый лунным светом призрачный силуэт, непонятно откуда взявшийся здесь ночью. Неподалёку стояло тонкое, похожее на жердь существо с редкими, словно прилипшими к голове волосами. Оно безучастно наблюдало за попытками путников выбраться из коварной трясины. Похоже, ему даже доставляло удовольствие лицезреть растерянность и отчаяние своей добычи. Когда крыса упала в обморок, неловко раскорячившись на плечах музыканта, существо растянуло тонкие губы в злорадной ухмылке.
В руках загадочной фигуры была длинная палка с набалдашником. Дождь тем временем погрузился в трясину уже по пояс. Осознавая всю серьёзность положения, он протянул к силуэту руки и закричал:
– Помогите, умоляю! Позвольте ухватиться хоть за что-нибудь, не дайте нам погибнуть!
– Сюда, скорее, на помощь! – не отставал Чок, прыгая на полях шляпы музыканта.
Мысленно к этим мольбам присоединился и Лука, хотя был занят тем, что усиленно приводил крысу в чувство, обмахивая её дубовым листиком.
Однако вместо ответа существо издало хохоток, от которого у путников пошли по коже мурашки. По всему было видно, что помогать друзьям никто здесь не собирается.
Один дядюшка Древан теперь знал, что делать. Он уже устроился на плече человека поудобнее, поправил колпак и достал из-за пазухи чудесную дудочку. «Выручай, дорогая», – пробормотал старик, и тихо заиграл.
Странная это была картина: вязкое болото, погибающие посреди него беспомощные странники, струящийся свет красной луны, и – потоки дивного звука, плавящего сердце.
Тонкий силуэт был по-прежнему неподвижен, но с его губ исчезла ухмылка. А друзей, роняющих слёзы и прощающихся с жизнью, продолжала заглатывать безжалостная трясина, подбираясь к груди музыканта.
Мелодия волшебной дудочки всё набирала силу. Дядюшка закрыл глаза и играл так упоённо, словно находился не на волосок от гибели, а сидел на мшистом камне родной Тайной долины. И вдруг, на самой пронзительной ноте, музыка оборвалась: сильный толчок потряс путников, так что Древан едва не выронил дудочку. Музыкант вскрикнул, ведь длинная палка со всего маху угодила ему в грудь.
– Не обессудьте, промахнулась я… Держитесь за посох крепче, – прошипело существо, и тут же у лица Дождя оказался резной деревянный набалдашник.
Удивлённый и несказанно обрадованный странник изо всех сил ухватился за палку. Молниеносный рывок – и с невероятной силой тело Дождя вылетело из отвратительной жижи, шлёпнувшись к ногам подобревшего существа. Друзьям показалось, что ненавистное болото их просто выплюнуло.
– Спасибо, таинственная незнакомка!.. О, слава Правителю, мы живы!.. – сбивчиво говорил Дождь, поднимая с земли измазанных грязью, стонущих друзей.
Сам он имел не менее жалкий вид: дрожащий, чумазый, в прилипшей к телу одежде, пропитанной болотной жижей.
– Держитесь за посох, – процедило существо сквозь зубы, – если не хотите опять увязнуть…
И правда, ноги музыканта стали снова медленно погружаться в трясину. Он быстро усадил товарищей на плечи, и ухватился за резной набалдашник. Так они и отправились в темноте по чёрному полю: впереди – загадочная тонкая фигура, а за ней – странник, держащийся за спасительную палку.
По дороге друзья рассказали, зачем отправились искать заколдованное королевство. Сначала незнакомка только хмыкала, а потом разговорилась. Путники узнали, что зовут её Нинея, и живёт она рядом с владениями колдуна.
– А заодно охраняю границу королевства, – сипела новая знакомая голосом, от которого у друзей бегали по коже мурашки. – Было время, каждый год на моём болотце с десяток смельчаков гибло. Теперь уж поумнели, в Гибельную топь не суётся никто…

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (1 голос)