НА ВОЛЬНЫХ ХЛЕБАХ

Продолжаю воспоминания, обозначенные в серии "И не твори в себе самом кумира"
о своей трудовой деятельности после ухода из Комбината Бытового Обслуживания.
Порывать с законной трудовой деятельностью полностью я не помышлял, поменял лишь профиль, поскольку мне предстояло ещё пахать 8 лет до пенсии, но рабочего стажа было уже достаточно и, самое главное, - никто из нас, граждан СССР, не подозревал, что произойдёт со страной в самое ближайшее время. Все, кто хорошо мог что-то руками или головой имели полную возможность хорошо заработать и на основном месте работы, и дополнительно, причём порой больше, чем на основном.
Мой сосед по дому работал водителем начальника отдела Вневедомственной охраны,
и предложил мне работу у них в Отделе. Моим постоянным местом стал пост охраны
Бюро Путешествий и Экскурсий, располагавшееся на ул.Литкенса (ныне Екатерининская) в бывшем доме композитора Спендиарова. Там одновременно проводились реставрационные работы, так что пришлось охранять ещё и дорогостоящие материалы (гранитную плитку, лестничные перила из вишни, паркетную плитку, бронзовые светильники, люстры и т.д.)Зарплата по этому месту работы (90 руб.)для меня тогда мало что значила - меня устраивал график работы - сутки дежурства - трое суток свободен. Вот в каком я был "рабстве", когда мне повезло подрядиться личным водителем представителя строительного кооператива, руководство которым находилось в Ташкенте, а в Ялту наезжал представитель, останавливавшийся в санатории "Узбекистан", где находилась строительная техника, а объект строительства в Ялте в районе холма Дарсан (сейчас там коттеджный комплекс). Об условиях оплаты я уже упоминал. Первым эмиссаром из Ташкента был Виктор Петрович К. - средних лет и роста крепыш в самом расцвете сил, желаний и интересов. До обеда я возил его по городу по разным конторам для согласования проекта, организации рабочей силы и решения вопросов технического обеспечения. К 2-м часам дня он начинал разговор об "где пожрать" и просил показать ему экзотические объекты указанного профиля.
Куда только я его ни возил : и на Учан-Су, и на Караголь, и на "Ласточкино Гнездо", не брезговал он и столовой гостиничного общежития у вертолётной площадки, и кафе с шашлыками в самом санатории, где готовили узбеки из баранины, привезенной из Узбекистана. Все яства (и мой обед без спиртного, разумеется) он оплачивал сам, причём выезды за пределы города он не считал моей обязанностью
и полностью платил за заправку машины. Но бензин на служебные поездки по городу
я покупал на свою зарплату (600 руб), бензин тогда стоил копейки и меня это не тяготило. Через два месяца Виктора Петровича сменил Евгений Матвеевич П. - мужчина более пожилой и не такой прыткий - он обходился гостиничной столовой и дальние вояжи не предпринимал, но за мой обед платил исправно. После обеда я отвозил его в санаторий и был свободен. Вот когда я начал серьёзно заниматься извозом, что также давал навар. Всего из Ташкента побывало в Ялте четыре человека, в том числе и руководитель - Хасан Артурович Р.(бухарский еврей)-трое русских и ни одного узбека. Среднеазиатские республики в этом смысле резко отличаются от Закавказских, где национальная элита быстро приспособилась к условиям перестройки.
Координировал работу ташкентцев и местной автоколонны при санатории, поставлявшей технику, начальник стройучастка Борис Х. - муж племянницы второй жены отца, переехавший из Ташкента в Симферополь, а потом в Ялту. Он, собственно, и устроил меня на эту фартовую работёнку. Все эти товарищи остались довольны моей работой и мною лично, так что в долгу не остались и в августе месяце 1991 года пригласили меня в Ташкент, выплатив мне зарплату до конца сентября.

Не смотря на курортный сезон и дефицит билетов в направлении Средней Азии с этим у меня проблем не возникло. При санатории "Узбекистан" был филиал кассы Аэрофлота и там работала главным кассиром моя, к тому времени уже бывшая. клиентка. Не лишним будет напомнить нынешнему читателю, что авиабилеты в СССР были баснословно дёшевы. Хорошо помню цену на билет в Ленинград из Симферополя - 22 рубля (ровно столько стоила килограммовая банка осетровой икры в Елисеевском магазине на Невском проспекте). Билет в Ташкент стоил около 70 рублей - туда и обратно - 140 руб и показался мне дорогим, но когда я соотнёс его цену и свою зарплату в то время. то усмехнулся.

Встретили меня в Ташкенте уже знакомые мне товарищи весьма радушно и тут же повезли в гостиницу. Её названия я уже не помню, но здание было четырёхэтажное, чистое и светлое, фасадом выходило то ли в
парк, то ли в сад недалеко от центра города. Номер был четырёхместный, но я оказался там единственным постояльцем. Определив меня с ночлегом, повезли на обед куда-то за город, в частное заведение в закрытом со всех сторон дворе. Впустили нас по условному стуку в ворота прямо с машиной.
Большой тесовый стол стоял в абрикосовом саду под навесом - с двух сторон скамьи общей вместимостью человек на 10.
Работниками этой чайханы были только мужчины - и повара, и официанты. Возможно, на кухне и были женщины, но на глаза они не показывались..Блюдо было из баранины - бараньи кишки набивались фаршем из внутренних органов барана, сдобренных специями и предназначенными не только для еды. но и для мужской потенции. Хозяева за всё платили сами, не посвящая меня в стоимость, только с улыбкой намекнули на эту пикантную подробность.
Особенности такой кухни я полностью оценил после возвращения в номер. Уже начинало смеркаться, хотя
было ещё светло. народу в гостинице было довольно много - в основном местные народности, но было тихо, даже несколько чопорно. На втором этаже в конце коридора был буфет - продавались напитки (спиртного не было), виноград, абрикосы - всё сравнительно дешево. Взяв себе хорошую кисть винограда я зашёл в номер и обнаружил, что появился второй постоялец - приехавший на симпозиум врачей-клиницистов кандидат мед.наук из Душанбе. Ему надо было рано вставать и он, скупо представившись, сразу лёг и больше его не было слышно. Включив настольный торшер, я лакомился сладким виноградом, когда в номер вошла молодая женщина, как потом оказалось - жительница Белоруссии.
Местные женщины такого себе не позволяют - вернее. им не позволяют такого местные обычаи и законы шариата.
Она разложила на столе различные материалы, вернее - большие лоскуты и предложила выбирать нужные
для последующей продажи, которые якобы есть на складе. По манере её поведения я очень скоро понял,
что продажа материала - не основное её занятие. Мы мило беседовали и вдруг где-то около одиннадцати
часов вечера внезапно погас свет на всём этаже. В полутьме (на улице в саду горел фонарь)я увидел, что она присела на мою кровать и стала раздеваться. Минут через пять свет опять включился. но она уже была под одеялом и наотрез отказалась уходить из номера, ибо боится снова остаться в темноте и ей далеко добираться до дома. Выключив свет, я не без удовольствия нырнул туда же. Я впервые в жизни попал в такую ситуацию с незнакомой женщиной. Я не был святым и моя профессия содержала такие моменты. но тогда я был предварительно подготовлен к подобному стечению обстоятельств, К тому же я был у себя в городе, знал наши русские обычаи. Кто знает, как к этому отнесутся здесь, в Ташкенте. Я рисковал, но, появившийся азарт вскоре растворил все сомнения. Всё было спокойно, мой "сокамерник"спал, не обращая на наш шёпот внимания. и случилось то, что должно было случиться. В 6 часов утра тихо встал и ушёл мой сопалатник и мы, оставшись вдвоём, уже ничего не стеснялись. В 9 утра мы встали и спустились в ресторан позавтракать. Она удивила меня, отказавшись от денег на такси, но за её завтрак я всё-таки заплатил. Вскоре подошли два товарища из бывших на трапезе в чайхане и предложили программу моего дальнейшего пребывания в Ташкенте и только по вопросу о том, как прошла ночь. я догадался, что это всё было организовано моими хозяевами. За неделю, что я там пробыл, мне ещё дважды устраивали аналогичные моменты, но я воспользовался только одним - мне не понравилось поведение последней товарки.
Мне помогли достать по бросовой цене две покрышки на мою "ладушку", забинтовали их для принятия в богаж и были рады, что я остался доволен. А сколько друзей появилось у меня, наперебой приглашавших к себе в гости.! А ведь я для них ничего не сделал, чтобы получить столько внимания. Но тогда мы были в одной стране, которую вскоре потеряли и имеем то, что имеем. Прилетев в Симферополь, я узнал, что общей Родины больше нет., но осталось доброе чувство былого братства.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (2 голоса)

Рецензии

аватар: Вячеслав Егиазаров

Читал и завидовал!
Я тоже был в Ташкенте! Но спецобедами меня не баловали, а продавщица лоскутов материи была тоже из Ялты. Жили мы в фирменном поезде "КРЫМ". И потух свет для нас в банный день, когда мы вдвоём остались в ванной комнате, как муж и жена. Работникам бани никаких документов, подтверждающих наше супружество, было не надо. Достаточно наших слов и взаимного расположения.  Нет, что ни говори, а в СССР парикма-херам!  жилось лучше, чем многим и многим!-%)))

Долик, а ты в Ташкенте был до землетрясения или после???  Видимо, после, раз приехал прямо перед развалом СССР!

аватар: Адольф Зиганиди

Спасибо, дружище! В первый раз я был в Ташкенте в декабре 1957 г.
когда ехал в Фергану в школу сержантов, но проездом через вокзал.
В 1958 г. проезжал на строевой машине на учения, минуя город.
И только в 1991 в августе был в центре и гулял по проспектам. Последнее землетрясение было в 1980 г. и разрушений я уже не видел - город был полностью восстановлен.
Пока!