МОЯ ДЕРЕВЕНЬКА

Моя деревенька - Аутка,
где Чехова Дача в саду,
звучит, словно детская шутка -
отсюда начало веду...
Вокруг грохотали разрывы,
мы прятались все по углам,
в награду поспевшие сливы
к босым опадали ногам.

Тут отрок возрос на природе,
войны переживши грозу,
пасти оказавшись пригоден
кормилицу нашу - козу.
Дружны были греки, татары
и смешанных браков мальцы,
на фронте сражались с коварной
вражиною наши отцы.
И вместе ковали Победу,
и общий был радости день...
Вот я трёхколёсиком еду
в платана могучего тень.

Весна, первомай, свет фонарный,
кругом ещё прах и разор,
вдруг дикий, нежданный, кошмарный
властей прогремел приговор.
Нацменов "ушли" в одночасье,
рыдая, глядела луна
на страшное это ненастье.
Не знала Большая Страна,
что меньше полвека осталось
ей мощной, единою быть,
полвека - в истории малость -
слеза не успеет остыть...

Забылось давно о кошмаре,
и кануло в Лету навек:
Улькер! Где ты, друг мой - татарин?
Где Янис, товарищ мой - грек?
У Музы я выпрошу Лиру,
пока не ушёл за межу,
об этом поведаю миру -
о страшном былом расскажу!

МАЙСКАЯ НОЧЬ

Страшная ночь депортации

Одноэтажный мир откосами разбросан -
Аутка, Дерекой и Ай-Василь -
разрушен в эту ночь кремлёвским боссом,
к утру осела траурная пыль.
Слезу не выжать, только четверть часа
на сборы всем даны, коль ты нацмен,
по "стударям"* порассовали массы
и повезли на станцию Сюрень.
Телятники-вагоны,псы,охрана,
расчёт по спискам из конца в конец,
и двинул в неизвестность утром рано
десятки тысяч страшный литер "СПЕЦ".

Мне только семь, разбужены средь ночи,
проверка документов, быстрый шмон,
и беспредел увидел я воочью,
и до сих пор перед глазами он.
Носителям фамилии "нон грата"
во всём тогда чинилась маета,
в сомненьи офицер и два солдата
вернули маме с бабкой паспорта...

Наследник византийской родословной,
я за спиной шушуканья слыхал,
над всей страной - концлагерем огромным -
довлела страшно пятая графа.
Бабуле я обязан жизнью вольной -
русачке стопроцентной, ну а дед
ещё до революции спокойно
дорогою отъехал на тот свет...

Весны благоуханье, радость мая
не всем на радость гнусностью тех дней,
приходит час, я с грустью вспоминаю
собачий лай и хлопанье дверей.

стударь (жарг.шоферск.) - студебеккер.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (2 голоса)

Рецензии

аватар: Вера Кириченко

Спасибо за эту историческую правду! С восхищением Вашим талантом, умением передать то страшное время. Вера

аватар: Вячеслав Егиазаров

ЛАЙК в кубе!!!!-:)))
Брав-ВО!!!

Жму  руку!!!