Могучий материнский генотип

Могучий материнский генотип

На презентацию книги
М. Шамсутдиновой «Женщина на шаре»
http://www.stihi.ru/2011/01/29/3258

Тайга ли, скалы, ледяные глыбы
понятны Богатырше, словно дом.
Привычно время занято трудом:
земля, охота, дети, ловля рыбы…

Не знает, что в беду несёт добычу
и почему чужая речь кругом.
Преодолела улицу бегом,
а во дворе чужак стоит набычась.

Пришёл отнять еду, избу, одежду.
В ответ – молчать, а возражать – не сметь!
Одно для непокорных: кара, смерть,
а между ними – пытки у невежды.

А разговор – рычанье, лай, шипенье,
сверлящий злобой, лютый, жадный взгляд.
Но вера и надежда окрылят –
не станет мать в углу копить терпенье,

Трудились все не для чужого дяди.
Родные мысли, слово – не забыть:
В них – смысла жизни вековая нить.
Ни речь, ни землю – никому ни пяди.

Где дети, муж и славные соседи,
Знакомые? Вопрос звучит ребром.
Ответы дать ей лучше бы добром:
Ведь в гневе мать опаснее медведя.

Против неё бессильны все вакцины,
Отстал и новый смертоносный грипп:
Могучий материнский генотип
сильнее зарубежной медицины.

Создал Господь её для материнства,
чтоб жизнь дарить и землю населять.
Она не просто Богатырша – Мать –
Семья и Мир – Святое триединство.

Под сердцем – семя русского народа
и выносит она, и сбережёт.
Врагу сама земля подошвы жжёт –
исчезнет черноротая порода!

Сердца, улыбки, речи, души, взоры
наполнят щедро счастье и любовь.
По-богатырски солнцем льётся вновь,
на Обще - Евразийские просторы
Язык, Великий, Русский!
22, 28 мая, 2018 г.

«Своевольная душа Марины» в новой книге её стихотворений.
Мать, материнство, продолжение жизни, заселение земли – «Пусть и в ней прорастёт вся казацко-степная порода», «Виноградник подвяжем и вновь нарожаем народа» – такие мысли развивает в рассуждениях Марина Шамсутдинова в прозе новой книги «Женщина на шаре» и стихах её: «Богатырша», «Масбиха», «Евразийка», «Муки смертные», «Розовые тапочки», «Каменщик»… Но каменщик – женщина, бабушка Катя, вечная труженица, русская женщина. «Дома клала из кирпича», «домов пятьсот за жизнь сдала», «две тыщи углов» – вот результаты её труда:

Посмертно, может, помянут…
Ей памятник – плотина ГЭС,
Микрорайон, а рядом лес!

Труд – жизнь, и, само собой разумеющееся, – дарение новой жизни, материнское счастье, земная радость. В подтверждение читаем:

Родись, малыш, не улизнёшь уже,
Не затаишься в лоне материнском. («Сказ о рожанице»).

Рожаница – женское божество плодородия, покровительница рода, семьи, хранительница семейного очага. Рожаницей на земле предстаёт перед читателями Лирическая героиня каждого стихотворения, например, бабушка Масбиха.

Трёх детей родила, и чахотка её не скосила,
Штукатурила, мыла, стирала соседкам бельё,
С прибауткой жила, в ней скрывалась певучая сила,
Первой внучке Марине дарила уменье своё.

«Язычок словно бритва срезал деревенских нахалов», – эти слова о речи бабушки Масбихи. Обращу ваше внимание на статьи Шамсутдиновой о литературе: «Мы – есть», «Михалковбург – цитадель», «Свой - чужой», «Удержаться в официозе», «Типа, скрещенье», «Сорная поэзия». Прочитавшие согласятся с мнением, высказанным словами С. Ю. Куняева в предисловии книги «Женщина на шаре»? А предисловие – выбранные места из статьи руководителя заочного семинара Литературного института, в котором занималась «неуступчивая и не поддающаяся воспитанию студентка» «Своевольная ученица». Эпигафом взяты потрясающие слова: «В XIV веке её сожгли бы на костре, да и сейчас не поздно».

Снимая нимб с непогрешимых профессионалов, Марина Шамсутдинова приводит примеры «сорных строк» поэтов молодых и именитых. В этой статье я не стану подробно останавливаться на Лирических героях названных статей, но подчеркну, что автор не приветствует в творчестве пустых рассуждений, пошлых выражений. Она против заимствований, против затёртых образов, которые частенько встречаешь: то цветаевский «рябиновый куст», то «клён, озябший и оледенелый», то «В багрец и золото одетые леса». Она пишет: «Для меня нет в творчестве никаких ограничений, я не связана никакими литературными групповыми обязательствами и запретными темами. Есть одно понятие соразмерности и смысловой оправданности». Об осени и осенних деревьях, «можно писать, не прибегая к устоявшимся стилистическим канонам»:

Как лист зелёный пожелтеет день,
Наполнится усталостью и прелью.
И там, где слух разбужен был капелью,
Уснёт мудрец под медный звон травы.
…………….
Как пёстрые несушки на насесте,
Деревья
оперенье из листвы теряют.

Марина приводит слова Ильи Эренбурга о том, что творчество – процесс непрерывный, в творчестве созидаем культуру. Это постоянное движение, совершенствование и себя, и творчества. А можно ли прожить, занимаясь творчеством? Как оплачивается культура? Какая культура оплачивается хорошо? Но как-то надо жить и на что-то жить. Отделить творчество от жизни нельзя. Чем жертвовать и во имя чего? Вспоминая похороны писателя, которого называли Мастером, Председателем земного шара, светлого человека с неравнодушным сердцем, талантливого поэта Юрия Каплана (Юрия Григорьевича убили в Киеве, в собственной квартире, в 2009 году), Марина показала стихи Каплана и Евгении Чуприной. Она напомнила, что ещё при жизни Василий Стус предупреждал «от сползания в примитивизм и гламурный наив». И вот он, «культ наслаждения и безответственности». Детей не рожают, «разводят кошек, цветы». «У многих моих ровесниц поэтесс, тех, с кем я начинала и кого лично знаю, никогда не было и, наверное, уже не будет детей, а я имею все шансы через пару лет стать бабушкой». Это сказано сильно и гордо. Быть женщиной – святое назначение, материнство – великая сила, продолжающая жизнь на земле.

«Родись, малыш, не улизнёшь уже»! Ещё раз вспомним строку.
И он родится, потому что
Не хватает русого в природе,
Милый мой, не пришлый, не вчерашний,
Русый огонёк в честном народе.

Когда я прочитала «Сказку о мёртвом языке», где профессор Штрубер читает последнюю книгу на русском языке. Прочитав, он утилизирует её. И не будет книг на русском языке, и народа уже нет. «Весь восточнославянский генотип был уничтожен за три дня вместе с носителями генов. Нация, так не дававшая покоя своей непредсказуемостью и нелогичностью просвещённой части человечества, рассыпалась в прах, не унеся с собой своих земельных богатств, не разрушив произведений искусств…» Штрубер – один человек, знающий русский язык, он перебирается «за бугор», где его ждёт перспективная работа и хорошая зарплата.

В последнем абзаце сказки звучит фраза из «Слова о полку Игореве»: «О, Русская Земля! Ты уже за холмом!»

Нет! Не оставила я надежды Штруберу. Женщина, Богатырша была на охоте, добывала пропитание, она же ловила рыбу в то время, когда вакциной уничтожали её народ.

На сказку Марины я написала стихи. Продолжится жизнь на земле, солнечным потоком будет звучать богатырский, Великий, Русский язык над всей Евразией!

Стихи – ответ в форме продолжения «Сказки о мёртвом языке». Раздел «Проза» из книги Марины Шамсутдиновой «Женщина на шаре», 2017, стр. 141

Фото: Марина Шамсутдинова, презентация книги в Городской библиотеке Щёлкино.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (1 голос)