Колокольчики-звоночки

….. Колокольчики-звоночки..
Мамочка, милая моя, как ты любила меня, приговаривала : “Любонька, милая, дорогая моя, люблю тебя, нежная моя девочка.. “
Помнится. И все любовью пропитано.
Детство..
Молоко с медом на пасеке у дедушки.. Тишина, только жужжат пчелки-трудяжки. Я вспоминаю маленький эпизод из моей жизни и вам расскажу, внученьки мои славные и любимые.. Вы спите- засыпайте и слушайте.
Мы - маленькие – Ванечке- семь годиков, а мне – пять.. Наши родители дружили семьями и любили ездить в отпуск под Винницу, в деревню. Усадьба там стояла, еще графья, мама говорила, жили там когда-то раньше.. Нас пока и в помине не было.
***
Дед Назар Ильч тихонько сидел на завалинке и грел на солнышке сухонькое свое, изможденное жизнью и временем тельце. Старенький он был, но всю свою интересную жизнь у графьев помнил и нам с Ванечкой любил рассказывать.
Служил он управляющим. Ладил все дела и доволен был граф.. Часто только уезжал в Винницу на службу, а молодая его жена оставалась тужить в деревне. Вот уж не думала, что ее жизнью так распорядится Всевышний.
Анастасия Сергеевна – хрупкая, утонченная барышня, с русым завиточком от затылка и синими глазами.. она сводила Назара Ильича с ума.. Красотой своей и приветливым норовом. Да куда там… Безнадега полнейшая… Графиня.. Неподступишься .. Вот он и жил, страдаючи.. Любил ее- Анастасию Сергеевну. А как граф уезжал – он старалси со всею своею прилежностью и заботой ее окружить и ласковым словечком догнать и услужить во всем.
Пани Настасья – так он ласково называл свою ненаглядную, лапушку. Поехала она как-то раз на прогулку. И просила Назара Ильича сопровождать двуколку. День был славный. Прозрачный майский день, легкий теплый ветер окутывал и с трепетом шалил ее золотистыми завитками. Назар ехал чуть поодаль и наблюдал, не смея приблизиться. А она - как бы и не против.
Хотела поговорить. Хоть он и из мещан, а образован и начитан и смотрел всегда с теплом во взгляде. Жизнь, молодость и все быстро пролетает в этом захолустье. Но она находила себе затеи и радовалась уже тому, что муж оставлял в покое ее душу и не терзал своею ревностью. А как хотелось быть рядом и заботиться о нем и радоваться всяческим пустякам. Но частые поездки все более отдаляли ее от мужа, а душа–то просит тепла.. Весна.. Все оживает и хочется любить и быть любимой и нахлынет нечаянно грусть и ветерком майским припечет. Тепло..
-Назар Ильич, ну что вы все время издали ? И словом божьим обмолвиться не с кем. Гляньте вот, шмели…
-Вы пани Настасья, шутите, как всегда.. Что вам мои слова-то.
-А вот стойте, пожалуйста, сойдемте и к реке сходим пешими, прогуляться хочется.
-Как, барыня, прикажете…
Спешился Назар Ильич.. Руку подал и принял галантно ее с двуколки.. С поклоном, не поднимая глаз..
Луг.. Пахучий.. Со шмелями. Разнотравье всегда будоражит дух, хочется сорваться, побежать, упасть в траву, как в детстве.. полетать со шмелями, жужжащими в нежных весенних лепестках..
-Вы, Назар Ильич, со мной не церемонтесь, расскажите, как вам удается так с хозяйством нашим управляться. Может, и я чему от вас научусь. Я смышленая..
- Пани Настасья.. Вы всегда меня смущаете вниманием.. Как удается? С людьми по-людски и они к тебе так.
Вот у Даши- горничной мать слегла. Я и помог – лекаря привез, и дело на поправку пошло. У нас доктор славный, Антон Станиславович – он и словом вылечить может..
-Да, Даша говорила.. Добрый Вы.. Пойдемте к реке, Назар Ильич...Теплая вода и ветер..Этот май хорош.. И дожди.. Растет все.. Славно… Что вы молчите, Назар Ильич. Скучно со мною?
-Что Вы.. Слушаю.. Мне ваш голос нежен.. Я час от часу замечаю, что лишь звуки и ловлю.. Даже о смысле не думается.. Простите, пани Настасья..
А пойдемте-ка вечером соловьев слушать. За садом роща.. Или.. Вам можно ль..?
- Да, да.. Я хочу. Из окна не так слышится.. . Хочется близко чтоб..
- Так вечером я зайду.. Только накиньте что-то.. Прохладно еще, ввечеру.
Поднялись в горку.. Поехали домой.
Вечер в мае наступает незаметно и скоро.. Как-то все стихает перед соловьями.. А потом звучат всех и вся удивляющие и чарующие трели, переливы и колена .. В тот вечер они вдвоем нагулялись и, слушав соловья в роще, Назар Ильич промолвил слова, которые Настасья Сергеевна никогда уже не отпускала из своего сердца: “Дорогуша, лапушка моя, единственная”… И все.. Столько души, столько ласкающих женское сердце звуков она не слыхивала ни от одного мужчины.. Влюбилась и, по-первости так старалась стереть в памяти этот дивный вечер. Боялась ..Но день ото дня страх таял и место это занимали встречи, прогулки и новые весенние и глубокие чувства к Назару.. Муж.. что муж. Он – чужой, холодный.. Не желанный. А тут трепет такой от ощущения взаимности.
***
Революция случилась в их деревне быстро. Никто не замечал шевеления, а оно – было. Графа, почитай в первые же дни и убили. Назар Ильич Настасью успел сховать на заимке своей, а то б и ей, голубушке, досталось.. Графское именье разграбили, растянули все нажитое и пригретое. Но одну вещичку, доставшуюся графу от прадеда, Назар тогда смог спрятать. Это была глиняная кружка Петровских времен. Был ключ, которым затягивалась пружинка, а потом, когда крышечку кружки открывали, играла мелодия. Она была такой же нежной, как жизнь между Назаром и Настасьей. Хоть и тягот они перенесли, да жили в миру и ладу меж собою. Любовь есть..
Когда мы подрасли, дед Назар подарил мне эту кружку…Она стоит на почетном месте у меня дома. И все близкие знают историю этой чудной кружки. Семейная реликвия..

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет