КАК ХОТЕЛОСЬ ВКУСНЕНЬКОГО!

В маленьком провинциальном городке на Полесье в послевоенные годы большинство детей никаких конфет, кроме «подушечек», не пробовали, а тем более шоколада. И, естественно, желание отведать его было огромное.
Однажды летом, когда мы с подружкой на лугу пасли гусей, к нам подошел соседский Витька Яжевский, встряхивая в руках коробкой из-под «Монпансье» и посасывая что-то за щекой. Он спросил, хотим ли мы шоколадное драже. Если да, то он поменяет каждое драже на пуговицу (на них играли во все азартные игры). Мы с готовностью согласились и, оставив на него гусей, побежали домой за пуговицами. После войны лишних пуговиц не было, а если учесть, что мои три старших брата играли в эти игры, то все, что можно было отрезать, - уже отрезали. Оставались кальсоны отца. Никого дома не было, я вытащила их из сундука, отрезала все четыре пуговицы и отнесла Витьке. Он отсчитал четыре темных шарика. Зимка принесла только две пуговицы от маминого лифчика и получила две конфетки. Я сразу же отправила в рот все шоколадки, но, почувствовав горьковатый вкус, удивилась, на что Витька пояснил, что шоколад всегда горький. И тут же исчез. А Зимка, положив в рот одну конфетку, тут же ее выплюнула, закричав: «Это же козьи бобошки!». Но у меня во рту уже все растаяло, и я, как ни старалась, не смогла выплюнуть, так что «драже» попало в пищевод. С тех пор я не верила тем, кто угощал меня бесплатно сладким.
Однажды, когда мы играли возле дома в «классики», из центра города возвращались девушки, и одна из них – Лида Павленко, взяла из пакетика кусочек, похожий на глину, и стала меня угощать, уговаривая съесть его. Я расплакалась и выбросила этот кусочек в дорожную пыль, сказав, что «шоколадом» меня уже угощали. Она удивилась, взяла снова кусочек содержимого пакетика и стала сама есть, приговаривая, что это очень вкусно и называется «халва». После этого я решилась попробовать. Впервые в жизни я получила истинное наслаждение! По сей день я не могу забыть тот изумительный вкус: сладость с ароматом подсолнуха.
Да что там говорить о сладостях, если мы не наедались тогда простого хлеба. Мама три раза в день нам, пятерым детям, давала по кусочку хлеба к супу, а оставшийся прятала в сундук под замок. Самым любимым лакомством был этот хлеб, политый маслом и посыпанный солью. Когда родителей дома не было, старшие братья спиливали гвоздик, на котором держался язычок от запора, и, не трогая замок, открывали сундучок, честно отрезали всем по кусочку хлеба и смазывали подсолнечным маслом. Затем снова вставляли на место гвоздик, и сундучок был «закрыт». Мама была в недоумении: куда девался хлеб, ведь ключ она носила при себе? Когда она сказала об этом отцу, тот сразу нашел нашу лазейку. После его «профилактики» ремнем, больше сундучок не запирали, но и хлеб без спроса никто никогда не трогал.
Как-то в новогодние каникулы подружка из соседней квартиры – Нина попала в больницу с воспалением среднего уха. Я прибежала ее проведать и увидела, как больным раздавали обед: борщ, картошку с котлеткой и компот с белым хлебом. Я стояла у стеклянной двери вестибюля и смотрела на все это голодными глазами… Впервые в жизни я испытала чувство зависти к больным. Нина увидела меня и тут же запрятала котлетку с хлебом в карман, а потом, после обеда, вынесла ее мне. Мы сидели в вестибюле на подоконнике и ели этот хлеб с котлеткой вдвоем, пощипывая по маленьким крохам.
Мне так хотелось заболеть, чтобы хоть немного покушать вкусненького в больнице! И когда я возвращалась домой, то принялась есть снег и натирать им щеки. Во дворе сбросила валенки и стала бегать по снегу босиком. Придя домой, сказала маме, что я заболела, и попросила, чтобы она отвела меня в больницу. Ноги, руки и щеки у меня горели, как огонь, и мама уложила меня в постель, поставила градусник. Но температуры не было… Для профилактики она растерла меня козьим жиром и напоила чаем, настоянным на ветках смородины и малины. Я разрыдалась: рушился мой план! Напрасно я бегала босой по снегу и глотала его холодные комочки… Когда я в этом призналась, отец «подлечил» меня еще и ремешком.
Самое удивительное, что, хотя мы жили очень бедно, питались скудно, я никогда не болела. Моя мечта – полежать в больнице так и не осуществилась!

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (1 голос)