И НЕ ТВОРИ В СЕБЕ САМОМ КУМИРА.....

И не твори в себе самом кумира,
благодари за то, что одарён,
что над тобой божественная Лира,
а не меча Дамокла остриё.

Предоставьте это дело другим, что я и делаю, спустя многие годы, но для начала
- собственноручное вступление. Мотивом к такого рода "творчеству" послужил просмотр личного архива. Правда, архивом это можно назвать с большой натяжкой - так, отдельные вырезки, ксерокопии, газетные публикации, дипломы участника и номинанта и т. п.
В первой части своей "Житейской круговерти" я упомянул о начале своей карьеры за парикмахерским креслом, причём в дамском зале. После демобилизации из Армии я продолжил и закончил обучение профессии, ставшей основной и значимой на всю оставшуюся жизнь. Разумеется, была ежедневная рутина, выполнение государственного плана, что я лично считал для себя честью и обязанностью, имевшими для меня основное значение во всём, чем мне пришлось заниматься в жизни. Но были и приятные моменты - проведение городских конкурсов по профессии, где я был поначалу участником, а позднее членом жюри, председателем художественного совета и ведущим этих мероприятий, участником делегаций в другие города и области СССР (Москва, Одесса, Киев, Харьков). Ялта - курорт известный, а я работал в центральных салонах, так что в моём кресле побывали и известные артистки театров и кино, и многие женщины из семей членов правительства, ЦК и Бюро КПСС, и зарубежных компартий. Правда, последних я обслуживал по вызову на гос.дачах и дачах ЦК.
Моей постоянной клиенткой в последние годы (до распада СССР) была известная вахтанговка Т.Горская. Побывала у меня в кресле и Л.Смирнова, приводил свою супругу и М.И. Пуговкин. Красил я волосы и актёру Гомеашвили, игравшему О.Бендера
Уже через 10 лет работы я получил высшую квалификацию и был зачислен в Областной Учебный Комбинат преподавателем парикмахерского дела и выпустил более тридцати групп учеников (по 25 - 30 человек в каждой) и более десятка личных учеников.
Некоторые из них стали призёрами международных конкурсов(Александр Ляпич).
Мною лично разработана методика преподавания и методика скоростной окраски волос,
в чём я, как говорят, собаку съел. На этом поприще мне помогла хорошая и отличная успеваемость по физике и химии в школе, а также по русскому языку и литературе,
придало мне известности в деле популяризации парикмахерского дела в коллективах ялтинских предприятий и мед.учреждений.
Мой первый опыт в 1966г в клубе Медработников Ялты обрёл известность и меня наперебой стали приглашать на вечера вопросов и ответов для женской части коллективов и широкой общественности от Гурзуфа до Симеиза.
Дважды выступал в "Артеке", был постоянным гостем в МЛ "Спутник"(диплом).
Во всех поселковых Клубах Южнобережья, в санаториях и домах Отдыха,
в Автобусном парке (диплом и подарок - янтарные запонки), Институте им. Сеченова.
где мне устроили овацию кандидаты и доктора наук. Их поразили моя эрудиция, пафосность и правильность языка. Разумеется, всё это было приятно и слышать, и чувствовать, но и поднимало планку ответственности за каждое выступление.
Такая популярность прибавила мне амбициознности и я рискнул обратиться в редакцию
областной газеты "Курортная Газета" со статьёй по теме обслуживания населения.
Случай не заставил себя ждать. Статью принял дежурный по редакции бывший одноклассник Анатолий Клебанов (Царствие ему небесное!), работавший в "КГ" спортивным обозревателем, хотя закончил Мед.Институт, который мне закончить не довелось. Обозревателем он был замечательным (хобби стало профессией) После публикации статьи меня пригласили прийти и получить гонорар (21 руб 40 копеек - первый в жизни гонорар за непрофессиональную деятельность) и вот тут мой одноклассник изобразил в манере спортивного комментатора Озерова (это был его кумир),в каком изумлении был главный редактор газеты, прочитав мою статью и откорректировав её под нужный размер газетной гранки, узнав, что её писал парикмахер. Когда Клебанов рассказал редактору, что я его, Анатолия, одноклассник и кто был наш преподаватель русского языка и литературы, редактор, наконец, успокоился.
Дело в том. что в Союзе в те годы парикмахеру не требовалось высшее образование, многие старшие товарищи были даже с начальным, а то и церковно-приходским
образованием и грамотная подача материала на письме для многих была непосильным делом. Буду краток и привожу статью дословно, из неё станет понятно, чем она была актуальна и своевременна.
*************************************
"Личный клиент".

Февраль 1972 года. Преддверие курортного сезона. Местные власти отчитываются перед областным начальством, что сфера обслуживания приведена в готовность и с личным составом проведена соответствующая работа по укреплению трудовой дисциплины и повышению культуры обслуживания и, как затравка, публикуется жалоба местной жительницы из Алушты о неблагополучной обстановке с этим делом в местной парикмахерской. И называется статья - "Личный клиент."
Вот об этой жалобе и пойдёт речь в моей статье:

"И мастерство, и вдохновенье"

"...Я - мастер женского зала, работаю за парикмахерским креслом более десяти лет.
За это время приобрёл высокую квалификацию и широкий круг клиентуры. имею многочисленные благодарности, отмечен почётными грамотами. Являюсь ударником коммунистического труда. Всё это даёт мне моральное право высказать своё личное мнение о существующих формах и методах обслуживания в женских парикмахерских. Этим я хочу откликнуться на заметку В.Демуры "Личный клиент", помещённую в "Курортной Газете" 21 января.
Прежде всего - о специфике парикмахерского обслуживания.
Во всей сфере услуг, кроме медицинского обслуживания, нет больше ни одной отрасли, которая бы так непосредственно занималась самим человеком, так близко касалась бы его лично. Парикмахер, обслуживая человека, многое меняет в его внешности и, так сказать, душевном настрое. Большое чисто психологическое влияние оказывает на человека личность самого мастера. Ведь не секрет, что врач, который лечит больного на протяжении ряда лет, следит за его здоровьем, знает о своём пациенте горазд больше, чем врач, который видит больного впервые.
А разве иначе обстоит дело, если иметь в виду женского мастера? Убеждён: такое сравнение полностью уместно. И совершенно не имеет значения, подкрепляются ли такие взаимоотношения наличием или отсутствием высшего образования.
Профессия парикмахера не менее интеллигентна, чем профессия врача. Дело лишь в соответствии своей профессии и степени ответственности перед людьми.
Теперь об очерёдности обслуживания. Во всех отраслях службы быта "живая" очередь очевидна и не может игнорироваться. Иное дело - парикмахерские. Здесь специфика накладывает свой отпечаток. Не надо, конечно, понимать, что живая очередь исключается. Отнюдь нет. Но надо вводить новые формы обслуживания, которые продиктованы жизнью и новой экономической реформой. Результаты работы парикмахера выражаются в сумме выручки. Других показателей пока не существует. Что из этого следует? Чтобы выполнять максимально напряжённые планы, мастеру надо знать заранее, сколько и каких видов работ предстоит выполнить.
Живая очередь такой информации не даёт. В маленьких парикмахерских с одним рабочим местом мастер сам является администратором и поэтому каждого входящего может, не отвлекаясь от работы, спросить или ответить на вопрос. Он же регулирует очередь. В парикмахерских, где много рабочих мест, таких возможностей нет, как нет и штатного администратора по распределению нагрузки.
Кроме этого постоянные клиенты ждут "своего" мастера. Значит, он, мастер, должен знать, сколько людей его ожидает и какие виды работ ещё придётся выполнять. Иначе невозможно ответить, стоит ли занимать очередь и сколько придётся ждать.
Обычно всё это вырастает в целую проблему и порой приводит к серьёзным конфликтам. Жалоба В. Демуры - лишнее тому доказательство.
У нас, в советском обществе, обслуживание является, кроме всего, ещё и воспитывающим фактором. Воспитание людей (как мастеров, так и клиентов - дело обоюдное. поэтому и требования к обеим сторонам должны быть одинаковыми.
Убеждён, что лозунг "Вы (мастера) - для нас (клиентов)! - неправильный. Его использование может вызвать только ненужные взаимные амбиции.
Не собираюсь защищать мастера Н.Березовскую, в данной ситуации она могла быть и не права, но не могу стать на сторону и клиентки В.Демуры, прожившей в Алуште более двадцати лет. Ведь можно предположить, что мастер назначила время одной из девушек и она так же ждала "своего часа" у "своего мастера". Повторю, я не защищаю мастера и тоже против всяческого злоупотребления доверием и временем клиентов. Я только стремлюсь к объективности и думаю, как защитить любимую профессию от обстоятельств, порождающих бездушие и штампы.
Каковы же, на мой взгляд, выводы? Надо регламентировать предварительную запись, запись по телефону и другие формы обслуживания. Имеет смысл разработать, кроме общих, специальные правила, учитывающие специфику каждой "точки".
В свою очередь и от посетителей требуется доверие и понимание специфических. традиционных особенностей. которые и делают парикмахерскую тем "храмом", входя в который следует снимать головной убор и в прямом, и в переносном смысле..."
****************************************
ПОСЛЕСЛОВИЕ: Круги на воде от брошенного мной камня вскоре затихли, однако время показало мою правоту и необходимость менять "дубовые" правила. Прошло несколько лет и ещё в СССР мы уже работали в условиях предварительной записи и ни у кого этот порядок не вызывал нареканий - наоборот - работать и жить стало удобнее и мастерам, и нашим клиентам.
продолжение следует

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (2 голоса)

Рецензии

аватар: Вячеслав Егиазаров

Мастер - он и в Африке! - мастер!!!-:)))
Ну, Долик,  молодец!!!
Так и вижу, слоняющихся по ялтинской Набережной, дамочек, убивающих время ожидания своей очереди к мастеру Досу!!!!-:))))
А кто у тебя в школе преподавал русский язык и литературу?  Выгон-то был в 6-ой школе. А он - лучший!..

аватар: Адольф Зиганиди


Спасибо, дружище!
У нас в школе № 15 (7) преподавал русский и литературу приятель Выгона (они дружили семьями) Герман Наумович Фейн, и я не уверен, что Выгон был лучшим.
Этот еврей знал русский язык и литературу лучше любого русского профессора.
После развала Союза, а может и до развала, он эмигрировал в Германию и был советником у канцлера Геншера, Коля и других. 
На уроках в школе (он преподавал в старших 9-10 классах) на столе у него никогда ничего, кроме классного журнала, не лежало - память была феноменальной. Иногда он заменял у нас немку (та часто болела) -  с ним я старался общаться только по-немецки, настолько он умел заразить учеников. Многие, в том числе и я, вели конспекты его уроков  по литературе
и у меня по окончании школы осталась  большая общая тетрадь (56 листов) конспектов. За время службы в Армии мама куда-то дела эту тетрадь, о чём я до сих пор жалею.
На выпускных экзаменах моё сочинение было признано лучшим в школе и долго висело  на общешкольной доске. Уже после демобилизации   я как-то посетил школу и удивился, увидев своё "произведение", вывешенное на всеобщее обозрение в качестве эталона. Такие, брат, дела !