Горькая исповедь 7ч

Резо взял мой адрес и с тех пор три раза в год приезжал в соседний район, снимал гостиницу и давал мне телеграмму. Я летела к нему, словно на крыльях. Тогда строго было с приглашением гостей в номер, поэтому Резо оплачивал и мой номер, который я снимала рядом. Три дня мы не выходили из гостиницы. Он привозил столько вкусных продуктов, что нам не было смысла куда-то выходить.

Так продолжалось и после его женитьбы. Больше я семечками не занималась. Иногда встречалась с Федором, который помогал мне с заготовкой стройматериалов.

Теперь я занялась новым «бизнесом». В то время, когда уже правил Брежнев, в наших магазинах была «напряженка» с вязаными изделиями: женскими костюмами, кофточками, свитерами. И за ними я стала ездить в Прибалтику. Там отоваривалась и, возвращаясь домой, продавала их с наценкой своим землякам и имела хорошую прибыль.

За товаром всегда ездила в общем вагоне, деньги держала в мешках, одевалась попроще, чтобы в дороге не обворовали.

Как-то я почувствовала головокружение и тошноту. Мгновенно поняла, что я в положении. Это был страшный позор! Я тут же побежала к Рае и сообщила про свою беду. Она вскипятила воды, повела меня в сарай и велела садиться в корыто, куда налила теплой воды с крепко заваренным лавровым листом и еще насыпала туда сухой горчицы. Затем стала подливать кипяток до тех пор, пока я могла его выдерживать. Минут через десять я почувствовала, что теряю сознание. В висках стучало, и я будто проваливалась в бездну.

Увидев, что моя голова упала на грудь, Рая тут же вытащила меня из корыта и стала нашатырем приводить меня в сознание. Когда я смогла идти, она, одев меня, увела меня домой. Ночью я почувствовала резкие боли внизу живота и в пояснице. Боль была такая невыносимая, что я искусала себе губы, боясь закричать. Но когда из меня хлынула кровь между ног, я тут же позвала маму, и она сразу же, усадив меня в повозку, увезла в больницу. Я потеряла много крови, но меня чудом спасли. Однако врачи вынесли мне приговор:

- Детей у тебя больше никогда не будет!

Снова она спросила:

- Ты никуда не спешишь? Прости, но я хочу тебе уже полностью исповедоваться.

- Ты продолжай. Мне очень интересно, ведь вряд ли еще удастся вот так пообщаться…

И она продолжала:

- Вот у меня и проходила жизнь в поездках, в строительстве. Деньги уже у меня были, даже в сенцах старой хаты зарыла две банки с деньгами. Без торговли не могла. Это было какое-то адское наваждение.

На .фото автор в вышиванке. Ялта 2012г фестиваль

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Голосов пока нет