Чужая компания

Впервые Люда и Виктор Маютины решились отметить Новый год в чужой компании.
- Компания – что надо, - уверял супругов вездесущий Рома, бывший однокурсник Виктора по университету. – Квартира, где мы собираемся, в центре города. Транспорт – любой – в двух шагах от дома. В общем, прихорашивайтесь, ребята, и чтоб к 11-ти часам ночи, как штыки, были по этому адресу, - и он протянул Виктору листок бумаги, где были указаны даже и подъезд, и этаж, и номер телефона неких Софьи и Альберта Сидоркиных.
- Вить, как ты думаешь, куда нас Рома затащит? – спросила Люда, включая утюг, чтобы погладить рубашку мужа.
- Не боись, Люд, - улыбнулся Виктор. – Думаю, это друзья Ромы из числа путешествующих во времени и в пространстве. Уверен, что там обязательно будет гитара.
И он не ошибся.
Люда уже четыре года нигде не бывала. Маленький Максимка оказался на редкость болезненным ребёнком (и это при здоровых-то родителях!). Малыш часто простуживался.
Маютины немного отвыкли от шумных компаний, но они были молоды, и им, конечно же, хотелось выйти в люди или, как сейчас говорят, потусоваться.
Ёлка для Максимки была давно куплена, она стояла на балконе и ждала своего часа. Украшали её все Маютины: сынишка подавал матери блестящие игрушки, Виктор вешал на ёлку гирлянды из цветных лампочек, мандаринки, и любимые Максимкины конфеты «Мишка на Севере». Конфеты и мандаринки на ёлке – это было из детства Людочки Кругловой, когда она жила в Крыму со своими родителями.
И подарки, спрятанные под ёлкой, были тоже из детства.
Пора было уже Маютиным собираться, но уложить Максимку спать им так и не удалось. Малыш раскапризничался, рыдал, выскакивал из кроватки и жалобно просил родителей не оставлять его одного:
- Мамочка, ну, пожалуйста, возьмите меня с собой в гости! Я не буду баловаться. Я буду хорошо себя вести. Честно-честно, - всхлипывал Максимка.
Виктор молча хмурился, а Люда быстро сдалась. Она достала из шкафа шерстяной костюмчик сына.
- Люда, не иди у Максимки на поводу. Рома мне говорил, что в компании будут одни взрослые – шесть пар без детей. А мы вдруг – на тебе! – приходим к незнакомым людям со своим ребёнком. Неудобно как-то…
Люда покачала головой:
- В таком состоянии я Максимку одного оставить не могу, ты посмотри, он весь дрожит… Если хочешь, иди сам, а я останусь дома с сыном.
Витя вздохнул, поправил галстук и сказал притихшим жене и сыну:
- Ладно, собирайтесь, но чтоб через пятнадцать минут были готовы.
Через час Маютины уже стояли перед массивной дверью с металлической табличкой «Адвокат Сидоркин Н.В.». Звонок у двери был необычно громким, - Люда даже вздрогнула, когда раздался резкий, совсем не мелодичный звук.
Им тотчас же открыли. На пороге стояла девушка лет 25-ти в брючном костюме кремового цвета.
- Вы кто? – она сделала свои точёные бровки домиком.
- Мы к Вам в гости. Нас Рома пригласил, вот даже Ваш адрес написал, - протянула Люда бумажку.
- Ах, Рома… Ну, тогда всё понятно. Заходите.
И тут она увидела Максимку, которого заслоняла собой Люда. И… оторопела:
- Вы… с ребёнком? Так мы же договаривались, что будем встречать Новый год без детей. Своего Владика мы ещё утром родителям отвезли.
- У нас здесь нет родителей. Нам Максимку оставить не с кем. Да Вы не расстраивайтесь, наш сын будет тихо себя вести, вот увидите, - не слишком уверенно сказала Люда.
Хозяйка молча удалилась, видимо, на кухню, откуда вкусно пахло пирогами.
Виктор быстро разделся, а Люда посадила Максимку к себе на колени и стала аккуратно снимать с него тёплые вещи. Даже в прихожей у адвоката висели картины. Квартира была большая, просторная. Дорогая – красного дерева – мебель, ковры на полу, горка с фарфором… Особенно много было картин в гостиной, где стоял заставленный закусками стол. К счастью, там оказался и Рома со своей девушкой Верой.
- О, - воскликнул он, увидев Маютиных. – Вся семья в сборе!
Он тут же познакомил Люду и Виктора с двумя парами, что лениво разглядывали висящие на стенах гостиной картины. Через полчаса томительного ожидания все шесть пар собрались за праздничным столом, чтобы проводить старый год.
Максимку к тому времени Люда уже уложила спать в самой маленькой дальней комнатке, которая была у хозяев детской.
Маютины успели со всеми познакомиться, но ощущение, что они – чужие на этом празднике жизни, не проходило. Они мало пили, вяло закусывали, невесело улыбались шуткам Ромы. Люда спиной чувствовала, как неодобрительно поглядывала в их сторону хозяйка квартиры Соня.
Когда решили сделать перерыв, и мужчины пошли курить на лестничную площадку, Люда тихо проскользнула в туалет, который был рядом с кухней. Она уже собиралась выходить, как вдруг услышала приглушённый разговор Сони и Ромы.
- Зачем ты привёл к нам этих… с ребёнком? – возмущалась Соня. – Я же предупреждала тебя, чтобы никакой самодеятельности.
- Соня, что ты имеешь против моих друзей? Люда с Витей – классные ребята, я их знаю сто лет. Да и ребёнок у них не грудной, мирно спит, никому не мешает, - возражал Рома.
- Может, они и классные, эти твои ребята, но это не наш размер. Ты понял?
Рома сдаваться не собирался:
- Да ладно тебе… Не наш размер… Люда с Витей, можно сказать, пример для подражания. У тебя с Альбертом брак по расчету, а у них – по любви. Обзавидоваться можно.
- А уж это не твоё дело, какой у меня брак, - прошипела Соня.
Люда не стала дальше слушать неприятный для неё разговор. Чтобы не выдать своё присутствие, она даже не зашла в ванную помыть руки. «Такого со мной ещё не было», - с грустью подумала она.
Между тем, перекур закончился, и все шесть пар вновь вернулись за праздничный стол. Рома опять засуетился, открывая бутылки с «Шампанским». На часах было без пяти двенадцать. Все ждали боя курантов. И вдруг… из детской комнаты в гостиную выбежал маленький мальчик – сонный, со спутанными волосами, в помятой пижамке. Он искал глазами мать.
- Мама, мама, - закричал малыш. – мне приснился страшный сон про Карабаса-Барабаса. Я боюсь сна… Я хочу к тебе!..
- Ну, вот, начинается, - буркнула хозяйка квартиры Соня.
Люда выскочила из-за стола, подбежала к сынишке и подхватила его на руки. Максимка был потный и горячий, и Люда сразу поняла, что у него высокая температура. Она пошла с ребёнком в детскую комнату, села на кровать и принялась укачивать сына. Но Максимка, оглядев воспалёнными глазёнками чужие стены, заплакал:
- Мамочка, я хочу домой в свою кроватку…
- Что делать? – лихорадочно думала расстроенная Люда. – Вызвать такси, а может, всё-таки уложить сынишку и подождать до утра?
В комнату заглянул обеспокоенный Виктор:
- Люда, что с Максимкой? Почему он весь красный, как синьор Помидор?
Люда прошептала Мужу:
- Тише, Вить… Опять наш сынок заболел. Что делать будем?
Виктор побледнел:
- Да, дела… Надо, наверное, такси вызвать. Больше мы ничем до дома не доберёмся. Я пошёл звонить.
Люда положила задремавшего Максимку на кроватку и вышла из комнаты. Заглянула в гостиную, где, как ни в чём не бывало, жевали, пили и шумели хозяева и гости. Жестами подозвала Рому, так как не решилась сама подойти к Соне, которая, взглянув на неё, даже и не пыталась скрыть своё недовольство.
- Рома, миленький, попроси у Сони таблетку жаропонижающего и стакан с кипячёной водой. Максимка заболел. Надо сбить температуру, - едва слышно сказала она.
Рома молча кивнул ей и подошёл к Соне. Они пошептались, и через пару минут Рома зашёл в детскую с лекарством в одной руке и чашкой с водой – в другой.
Виктор больше часа просидел в прихожей возле телефона, безуспешно пытаясь дозвониться до круглосуточной службы под названием «Вызов такси», но, видимо, в новогоднюю ночь все куда-то опаздывали и вызывали такси. А компания тем временем, не стесняясь, обсуждала нестандартную ситуацию. Не принимали в этом участия лишь Рома со своей девушкой Верой.
Маютины до шести утра просидели возле своего спящего сына в детской.
Как и предполагал Виктор, одна пара принесла-таки с собой гитару, и изрядно захмелевшая компания дружно спела сначала песни Б. Окуджавы, потом перешла на репертуар В. Высоцкого.
Люда чутко дремала на Витином плече. В шесть утра супруги, как по команде, проснулись, Люда стала одевать спящего Максимку, а Виктор с Ромой вышли покурить на лестничную площадку.
- Да, Витюха, что-то сразу у нас не так пошло… Сонька сердится на меня за то, что я вас привёл, - признался Рома.
Через несколько минут Маютины, не прощаясь, покинули негостеприимную квартиру.
Виктор бережно нёс на руках сына.
Никогда больше они даже случайно не встречались с Соней Сидоркиной и её незаметным неразговорчивым мужем.
Вроде бы и не было вовсе Нового года в чужой компании…

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (8 голосов)