* * *

Всё память сохранит,
не личная – людская,
слабей её гранит
и меньше ширь морская.

Я снова на мели,
сражён порывом нежным,
но строки-корабли
плывут стихом безбрежным.

Руки я не подам
ни подлецу, ни трусу,
а буду пить «Агдам»
и городить тарусы.

Или баклуши бить;
или калечить ноги;
всегда поэтам быт
был поперёк дороги.

Но есть ещё любовь,
есть такты в ритмах вальса,
и тут не прекословь,
а пой и подчиняйся.

И пусть огнём горят
и ад, и кущи рая:
всё люди сохранят,
раз память есть людская.

Уважаемый читатель, оцените пожалуйста данное произведение!
Ваша оценка: Нет (4 голоса)